Легенда об амулете

Написано по мотивам компьютерной игры «Князь: Легенды Лесной страны«.

Автор: Евгений Горевой

Вступление

Мы привыкли считать, что нам известно все в истории нашего народа и в ней нет места различным легендам, волхвам, магическим вещам, но на самом деле много ли мы знаем об истории таких народов как викинги, греки, славяне до прихода христианства. В этой повести я попытаюсь одну из таких легенд рассказать.

Глава 1. Легенда

Тысячи лет назад существовал могущественнейший народ титанов, который создал много волшебных, как их называли впоследствии поющими, вещей. Одной их самых могущественнейших был Амулет Дракона, ею не пользовались даже сами титаны, потому что боялись последствий. Клан создавший амулет дракона назывался Северный, это был клан ученых и мыслителей, для своей защиты они создали особую расу бессмертных воинов — героев. Постепенно сливаясь с людьми в среду титанов стали проникать до того неизвестные чувства такие как: ненависть, злоба, жажда власти. Однажды все эти чувства прорвались наружу и Южный клан пошел войной на другие кланы и подчинил себе Западный и Восточный кланы. Последним оставался Северный с самым могущественнейшим артефактом- амулетом дракона, он выстоял бы эту битву, но и в его ряды проникло предательство и в самый ответственный момент лидер героев был предательски убит тем кого считал своим лучшим другом. Деморализованные воины стали отступать, а неприятель все дальше теснил их. Когда стало ясно, что эта битва проиграна верховный правитель призвал к себе трех самых великих полководцев, при них разбил амулет на три части и роздал их им со словами: «Придет время и самый достойный из ваших потомков соединит их в один и поднимет наш Летающий остров, звезда нашего народа тогда засияет вновь. А пока вам предстоит жить среди викингов, греков и славян, это самые достойнейшие народы среди всех людей. Теперь идите.» Уже стоя на земле и держа каждый по своей части амулета, они наблюдали как падает остров унося с собой последнюю часть самой великой цивилизации. Падая остров врезался в гору, вызвав тем самым взрыв чудовищной силы, разбросавший поющие вещи по всей Лесной стране. Этим была закончена Великая война кланов. Остатки некогда могущественной расы деградировали окончательно и исчезли, остались лишь легенды. Некоторые стали отшельниками, которых назвали волхвами. Герои которым доверили охранять части амулета без своих хозяев лишились своего бессмертия и обзавелись семьями среди народов, которые они выбрали. Свои части они очень надежно спрятали и хранили секрет, передавая его от отца к сыну.

Глава 2. Драгомир

Прошла тысяча лет со времен Великой битвы титанов. Многое изменилось в лесной стране. Маленькие народы подчинились и приняли культуры трех самых великих народов: викингов, греков, славян. В одном из этих народов родился тот кому суждено было править всей Лесной страной, но сейчас это были лишь староста деревни, охотник и мудрец.

Старостой был Драгомир, мудрый правитель и отважный воин. Только до того как он стал воином и правителем, он был сначала сыном конунга, потом сиротой, потом гладиатором, потом наемником.

Его отец был отважным конунгом Сигвардом-бесстрашным, который водил корабли к берегам клана Желтой собаки и грабил поселения, а также пощипывал греков. Деревня, которой он правил называлась Старый лагерь, потому что это было одно из самых первых поселений викингов. К нему в войско охотно нанимались воины, а деревни лишившиеся своих старост просили его покровительства. Мать была славянкой, звали ее Мирослава. но не из простолюдинок, а из богатого купеческого рода. Ее отец, с товарами, был в лагере, где правил Сигвард, дочь всегда сопровождала его в его походах. Приглянулась она очень отважному викингу и он ей понравился. В тот же вечер конунг попросил руки дочери купца, а тому такой союз сулил одни выгоды и он без колебаний согласился. Мирослава не протестовала, как ожидал ее отец, а наоборот обрадовалась, потому что полюбила викинга с первого взгляда. Она осталась в лагере, но чтобы совсем не забывать свою Родину назвала сына Драгомиром.

Могущество и влияние Сигварда росло с каждым днем. Но у успешных и смелых людей всегда найдутся завистники, которые боятся действовать в открытую. Сигвард знал всех своих врагов, но удар был нанесен с той стороны, откуда он не ожидал.

У Сигварда был брат, Эрик-хитрый, его не зря так прозвали, он был не так силен и храбр, как его старший брат, поэтому действовал хитростью. Другие викинги осуждали его, но решались ничего предпринять, потому что Сигвард стоял за своего брата горой, а того это только злило, он считал, что его брат специально за него заступается, чтобы просто похвастаться перед ним и указать на его никчемность.

И вот однажды Эрик решился на предательство. У него тоже был свой корабль, но команда состояла из сплошного сброда, не знающего что такое честь, достоинство и преданность. Когда Сигвард готовился к очередному походу на греков Эрик подошел к нему и спросил:

— Приветствую тебя, брат.
— И тебе доброго дня.
— Я тут подумал, может нам вдвоем отправиться в поход и урвать кусочек твоей славы.
— Почему б и нет, — Сигвард улыбнулся и хлопнул брата по спине.
— Отлично, когда выступаем?
— Послезавтра. Успеешь подготовить свою команду и корабль?
— Они всегда готовы.
— Прекрасно. Пощиплем этих философов.

Эрик поклонился своему конунгу, повернулся и пошел к себе в дом. Этим вечером из его дома выскользнула странный человек закутанный в плащ, это был греческий шпион.

Через день корабли вышли из своего фьорда, это был небольшой флот, насчитывал он 10 судов, на палубе одного из них стоял Драгомир, в этот день ему исполнилось 15 и по законам викингов, он был уже не мальчик, а мужчина, который должен знать что такое битва.

Когда корабли отошли далеко от берега, то направились к греческим берегам, но не привычным курсом, а немного другим, ближе к берегу. Эрик сказал брату, что недавно поймал греческого лазутчика и тот сказал, что из там будет поджидать греческая армада. Пройти им предстояло между двух островов, место было узкое и корабли выстроились друг за другом и, по словам Эрика скрыть от греков. Когда флотилия достаточно углубилась в этот коридор, на берегах показались греческие орудия и лучники, а выход перегородили боевые галеры, Сигвард-отважный оказался в ловушке, подстроенной собственным братом. Эрик поднял флаг белого цвета, это был знак, чтобы его тоже не потопили. Корабли начали обстреливаться из катапульт и скорпионов. Защищаться не было никакой возможности.

— Драгомир! Драгомир! – во всю мочь своих могучих легких кричал Сигвард.
— Да, отец.
— Сынок, это конец.
— Нет, отец, мы еще можем…
— Слушай меня, эта ловушка была очень хорошо спланирована и подстроена. Это Эрик вступил в сговор с греками, а я как дурак, слепо ему доверял.
— Что же теперь делать?
— Скидывай доспехи, плыви к берегу, греки находятся на скалах, пока они спустятся вниз, у тебя будет шанс, обойти их и скрыться в лесу. Потом доберись до нашего лагеря и расскажи о предательстве Эрика.
— Отец, я тебя не брошу. Мы должны вдвоем выбираться.
— Я не могу бросить своих людей, мы прикроем тебя.
— Но это же самоубийство, вы даже на скалы не сможете взобраться.
— Мы погибнем в бою.

Драгомир не смел ослушаться отца, скинув доспехи, а из оружия оставив только нож, он прыгнул в воду и поплыл к берегу. Сигвард подал знак другим кораблям направляться к берегу, половины флотилии уже не было, только корабль Эрика не пострадал. С горем пополам добравшись до берега, воины спрыгнули на землю и начали карабкаться на скалы, снизу их прикрывали лучники, только один смог добраться до вершины, это был Сигвард, его хотели взять живым, но это не так-то просто оказалось, поэтому его просто расстреляли из луков.

Тем временем Драгомир добрался до берега и обошел греков, он пытался добраться до леса, но ему на встречу вышел патруль греков. Они заметили его и приготовились убить, но увидев, что это всего лишь мальчишка, попытались взять живым, двое из них поплатились за это жизнью, а третий остался без глаза. Воины немного отступили, Драгомир почувствовал в себе силы, но был быстро опущен, точнее повален, на землю арканом, навалившись на молодого воина и связав ему руки, греки отвели его к своему военачальнику. Тот беседовал с Эриком, увидев предателя Драгомир кинулся вперед и двое мужчин, которые его держали упали лицом на землю, но опять он был быстро остановлен ударом по затылку.

— Клянусь Зевсом, отличный гладиатор выйдет, — сказал военачальник, звали его Мифодий.
— Я бы на твоем месте прикончил бы его, это Драгомир, сын Сигварда.
— Ты что, кто ж режет курицу, которая принесет целую гору золотых яиц. Не беспокойся, тебе он не доставит неприятностей, по крайней мере в ближайшие годы.
— Я верю твоему слову.

Вернувшись домой Эрик сказал, что его брат был предан, а он с боем вырвался из засады, сам Сигвард и его сын Драгомир были убиты, никому не удалось выжить. Узнав о смерти сына и мужа Мирослава бросилась с самой высокой скалы и море поглотило ее. Так Эрик стал новым конунгом.

А тем временем Мифодий с победой вернулся домой, его встретили со всеми почестями, ни одного орудия и солдата не было потеряно, за исключением, двух убитых Драгомиром. Мифодий владел собственным двором, где тренировали гладиаторов, туда и был доставлен Драгомир. Мифодий строго приказал глаз с него не спускать, а также сделать его настоящим воином арены.

Долгих 15 лет Драгомир провел среди гладиаторов, его мастерство и выносливость просто поражали вооброжение публики и ветеранов арены.

За это время Драгомир подружился с сыном Мифодия – Михаилом. Они были абсолютными противоположностями друг друга: Михаил из аристократии, знающий и разбирающийся в поэзии, философах и Драгомир дикий и необузданный варвар, но объединяла их одна черта – оба сыновья двух славных военачальников своих народов. Михаил часто стал посещать гладиаторский двор и вместе с Драгомиром часами упражнялся в фехтовании.

И вот настал день когда Мифодий даровал свободу Драгомиру и сказал, что тот может отправляться на все четыре стороны. Только одна сторона тянула к себе как магнит, это родной край и одно желание жгло сердце молодого воина – желание отомстить предателю. Но даже вернувшись и заявив свои права и предъявив обвинения, Драгомир понимал, что его не станут слушать, а просто убьют, потому власть Эрика за эти годы возросла, значит надо было собирать свою дружину и подался Драгомир в наемники.

Еще несколько лет скитался Драгомир со своей ватагой, но за это время дослужился он до тысяцкого, а из всей тысячи, набрав сотню самых крепких и преданных бойцов отправился в свой родной лагерь, мстить и возвращать отнятое у него по праву наследство.

Прибыв к родным берегам и высадившись на берег, Драгомир с дружиной направился к лагерю. Никто не пытался их задержать или напасть, слишком внушительно выглядели воины, но было видно что не готовы они к сражению, это были отчаявшиеся люди, в упадок пришла родная деревня Драгомира. Подойдя к дому старосты отряд остановился и образовал круг, выйдя вперед молодой ярл закричал:

— Эрик-хитрый, если ты еще не сдох вылазь из своей норы и встреть смерть как мужчина.

Дверь открылась и из нее вышел мужчина, он был уже не молод, но достаточно крепок:

— Кто меня звал? Кто тот кто считает, что мне уже пора в Валгаллу?
— Вряд ли ты попадешь в славное войско Одина. Ты жалкий предатель собственного брата.
— Кто ты? – на лице Эрика была смесь удивления и страха.
— Я, Драгомир, сын Сигварда-отважного, погибшего в походе 20 лет назад, по твоей вине. Теперь я пришел отомстить.
— Чем докажешь?
— Мне доказать не чем и свидетели все уже давно у Одина пируют, но пусть боги докажут мою правоту.
— Ну, что ж будь по твоему, но я, как видишь не так молод и проворен как ты, поэтому было бы справедливо, чтобы вместе меня сражался более молодой и сильный чем я. Как считаешь?
— Это справедливо. Выставляй своего воина.

Из дома вышел мужчина, он был просто огромен, на полголовы выше Драгомира, хотя и тот был ростом почти два метра, в руках у него была обоюдоострая секира и играл он ею как тростинкой. На бойце не было никаких доспехов.

«Берсерк», — только и успел подумать Драгомир, когда великан ринулся в атаку. Это был танец со смертью, два бойца кружились, атаковали и оборонялись, воин Эрика был очень проворен для своих габаритов, и казалось, что его силам нет предела. Очередным ударом он расколол щит своего противника, отражая еще один удар Драгомир оказался лежачим на земле, он перекатывался уворачиваясь от ударов, улучив момент, когда его противник заносил топор для следующего удара, Драгомир несколько раз перекатился и быстро вскочил на ноги. Бересерк ринулся в атаку, но в этот Драгомир не стал уклоняться от удара, а наоборот прыгнул вперед, держа меч двумя руками. В тот момент когда топор опустился, его хозяин уже был мертв, лезвие меча прошло насквозь, прямо через сердце. Драгомир выдернул меч и пошел прямо к Эрику, тело берсерка еще немного постояло, как будто размышляя, что дальше делать, а потом просто рухнуло на землю.

Драгомир подошел к своему дяде и остановился. Эрик сказал:

— Обманул меня грек, доставил ты таки мне неприятности.
— Нет, не обманул, он сказал в ближайшие годы, а ведь прошло 20 лет.

Эрик хотел было еще что-то сказать, да не успел, его глаза расширились, рот судорожно стал ловить воздух, молодой конунг отошел в сторону, а старый посмотрел вниз и увидел, что у него в животе зияет огромная рана, он последний раз взглянул с надеждой на своего племянника, он хотел чтобы ему дали умереть с оружием в руках, но чуда не свершилось, Драгомир не хотел прощать своего дядю, отнявшему у него все и теперь поплатившемуся за свою трусость и предательство.

После этого больше никто не оспаривал право Драгомира на власть. Старый лагерь вновь приобретал свое влияние и могущество. Но амбиции молодого конунга простирались дальше одной деревни или даже нескольких. Он хотел править всей Лесной страной и всеми народами живущими в ней. Он понимал, что надо нечто большее, чем просто грубая сила, чтобы объединить три гордых и свободолюбивых народа. Драгомир искал ответ, у волхвов и в древних свитках, но ответ однажды сам к нему пришел.

Глава 3. Волк

Охотником был лесной отшельник по прозвищу Волк. Волк был славянин по происхождению. Как он получил свое прозвище и почему стал отшельником поведает эта глава.

Угр был лесной охотник, он жил тихой жизнью лесного человека, но однажды все переменилось. Делая очередной обход своих охотничьих угодий, Угр вышел на тропу, а перед ним стоял огромный волк, вожак стаи, а в зубах он держал странный сверток, лесной зверь и лесной человек чем-то быи похожи, за годы проведенные в лесу, Угр очень хорошо научился понимать и уважать зверей, а они его. Волк не спеша подошел к Угру и аккуратно опустил сверток перед ним, а потом одним гигантским прыжком скрылся в лесной чаще. Охотник нагнулся, поднял сверток и развернул его, это был ребенок совсем младенец. На шее у младенца был странный амулет, в виду крыла дракона, но было видно, что это не весь амулет. Угр не знал, что ему делать с этим ребенком, поэтому решил отнести младенца к волхву живущему недалеко от его охотничьих, потому что если дикий зверь не тронул младенца, значит что-то в этом было особенное.

— Доброго дня тебе, лесной мудрец.
— А мой старый друг. Проходи. Ты по делу или просто так зашел? А что это ты несешь?
— Да вот вожак стаи принес. На посмотри.

Старик взял на руки сверток, развернул и ахнул.

— Угр, ты даже не представляешь какое сокровище тебе досталось.
— Да, я давно подумывал завести детей…
— Я не про ребенка.
— А про что же?
— Хотя и про него тоже. Я про амулет, который висит у него на шее. Знаешь что это?
— Я не очень разбираюсь в магических вещах.
— Это амулет Владыка, точнее его часть. Вот уж не думал, что увижу его собственными глазами.
— Я слышал эту легенду. Что ж это за младенец, с самым могущественным артефактом на шее по среди дикого леса?
— А это мы сейчас узнаем.

Волхв начал рыться в своем сундуке и достал от туда шар. Поднес его к малышу и произнес заклинание на незнакомом Угру языке. Сначала его поверхность заволокло густым туманом, а потом стали появляться картинки, на них было видно деревню и бегущих по ее улочкам людей, за ними гнались другие похожие на людей существа, но это не были люди, это были живые мертвецы. Остатки кожи и одежды клочьями свисали с костей, пустые глазницы искали очередную жертву. Среди всей этой паники и неразберихи стоял одинокий воин, он рубил своим мечом и умершие один раз, умирали второй.

Вокруг него собралась небольшая горстка храбрецов, они сражались, чтобы спасти свои семьи, но их было слишком мало и когда упал последний, а на богатыря стали наседать монстры, он из последних сил пробился через кольцо врагов и подбежал к женщине державшей на руках младенца. Он снял с шеи амулет и повесил на шею младенца, а женщине велел убегать. Как только женщина скрылась, толпа монстров остановилась, все как один вскинули голову и принялись выть, воин приготовился к последней битве в своей жизни. Но чудовища не нападали, а наоборот расступились и на поляну вышел воин облаченный в странные, для Лесной страны, доспехи, он был закован в броню с ног до головы, лицо было закрыто забралом, по земле волочился длинный плащ, в правой руке у него был громадный меч со странными письменами. Он остановился в метре от воина и поднял забрало своего шлема, там оказалось не лицо человека, точнее то что осталось от человеческого лица, кожа была сморщена, глаза горели зелеными огнями, вместо рта оскал черепа.

— Лич! – воскликнул волхв.
— Ты знаешь этого монстра? – спросил Угр.
— Да. Эти создания наделены способностью оживлять мертвецов. Я думал что они все уничтожены еще во времена титанов.
— Значит не все.

Лич нагнулся к воину и спросил, голос его был похож на ветер из самой глубины загробного мира:

— Где амулет? Говори, человек, и останешься жив.
— Монстр, ты никогда его не получишь.
— Тогда я вытяну из тебя ответ, — он резко выбросил левую руку и воин выгнулся дугой, тело его повисло в воздухе, — а теперь я прочту твои мысли. Лич закрыл глаза, а когда он открыл их, то мечом указал направление, в котором убежала женщина с ребенком. Жуткое войско сорвалось с места.

Когда на поляне осталось только двое, лич опустил руку и воин бессильно рухнул на землю. Лич нагнулся к нему и сказал:

— Такие воины как ты мне пригодились бы, но ты один из потомков героев и не подвластен моей магии, — и одним коротким движением пронзил сердце воина.

Лич нагнулся и поднял меч, внимательно осмотрел его.

— Богатырский меч. Пригодится, — лич взял его в левую руку и неспешно удалился.

Тем временем женщина выбежала на берег реки и обратилась к младенцу:

— Похоже оторвались, малыш.

И вскрикнула от боли, опустив голову она увидела, кончик меча торчащий из ее живота. Лич выдернул меч и женщина медленно опустилась на колени, корзину с ребенком она не отпускала, бросив последний взгляд на малыша и собрав последние силы она бросила корзину в реку, течение подхватило ее и понесло. Безжизненное тело опустилось на землю, на лице застыла улыбка.

Увидев как из его рук уплывает один из самых могущественных артефактов, лич взвыл от бессилия.

— А почему он не послал своих монстров вдогонку? – спросил Угр.
— Ожившие мертвецы боятся воды как огня.

После этого шар снова заволокло туманом, а потом он совсем погас и превратился просто в стеклянный шар.

— Бедный малыш. Мы даже не знаем как звали его родителей.
— Почему же не узнаем? — сказал Угр.
— Как? Тебе известны какие-то магические секреты, которые мне не ведомы?
— Все-то вы, волхвы, сразу магия, тайны. Просто я знаю, точнее знал, этого богатыря.
— И кто же это?
— Я бывал в этой деревне, иногда, чтобы продать меха и прикупить стрелы для лука и запасные тетивы. Деревня – это Верхний лагерь, а воин, староста деревни Стур-медведь. Он в молодости, завалил громадного медведя, одним ножом, но и тот его здорово помял. Выходила его тогда девица, звали ее Лыбедь, она и стала его женой. А вот как малыша назвали, не знаю. Недавно, видать, родился, а я давно не бывал в деревне, ведь у Стура был еще один пацан лет пятнадцати, видать погиб мальчишка в схватке с демонами.
— Ясно.
— Ты, старец, вот что лучше скажи, как защитим этого малыша, от того монстра и его прихвостней? Наверняка они уже идут по следу.
— Защищать надо, но не дитя, а амулет. Есть у меня одно заклинание, которое спрячет и младенца и амулет, а из всего виденного, я сделал вывод, что этот ребенок потомок самих титанов и не просто титанов, а особой расы воинов – героев. Его кровь усилит это заклинание.
— Так действуй же, потому что если эта нежить доберется сюда, то всем нам не поздоровится.
— Сейчас, — старик снова полез в сундук и достал от туда старый свиток, развернул его и снова стал читать заклинание на том же языке, что и недавно. На миг вся изба озарилась ослепительным светом, а помещение наполнилось гудением, но это продолжалось какое-то мгновение.

Сразу же как погас свет, за дверью послышался вой мертвых и потянуло запахом гнили, толпа мертвецов прошла мимо, а за ней неспешные шаги и бряцание доспехов, это был лич, только когда все стихло, мужчины дружно выдохнули воздух.

— Что теперь? Лич-то ведь не успокоится пока не найдет свое.
— Лич не действует по собственной воле, наверняка его кто-то призвал и подчинил себе, это древняя и очень могущественная магия, но его природа такова, что если он близок к цели, но упускает ее, то возвращается к месту последнего побоища и живет там, если можно назвать жизнью, существование оживленного покойника.
— Но он не похож на остальных мертвяков.
— Да, это оружие созданное очень сильной магией из могучих воинов, кстати, в большинстве свое из тех же героев. Он выбирает свои методы как действовать, но перед ним надо всегда ставить четкую цель, которой он следует, после ее выполнения, оживленный обретает наконец-то долгожданный покой.
— Так что титаны из своих воинов создавали таких монстров?
— Нет, это делали черные маги, злейшие враги титанов, они были истреблены, но их наследие, как видишь, дает о себе знать по сей день.
— Ясно. Ну, что ж, малыш, ты теперь в безопасности, а я о тебе позабочусь. Вырастишь отличным охотником.
— Это ты хорошо придумал, Угр. Он должен вырасти достойным человеком, воином, не опороченным, но знающим подстерегающие его опасности и соблазны общества. Теперь его обязанностью будет, оберегать этот амулет.
— Хорошо, мудрец, спасибо тебе за все.
— Это тебе спасибо, лесной человек, что я на своем веку держал такую реликвию в руках.

Угр низко поклонился мудрецу и вышел. Угр дал ему имя Волк. Потому что именно волк принес малыша к нему, к тому же этот зверь был лесным охотником и воином, ненавидевшим всякую нечисть, будь то кикимора или лесной разбойник, а мальчик рос в лесу и учился охоте. Он знал, кто виноват в смерти его родителей, но наставник, так называл Волк Угра, говорил что еще не время, придет еще час расплаты.

Волк рос не по дням, а по часам, он был ловок, проворен, гибок как лоза, глаз был острее чем у орла. К десяти годам, Волк с двухсот метров попадал белке, которая могла сидеть на самой верхушке дуба в самой густой листве, в глаз. Угр крепко держал свое слово и из малыша начал расти не просто охотник, но и воин. В свое время Угр был наемником и принимал участие в набегах, но когда его собственное селение подверглось нападению, а жена и пятилетний сын были убиты, он ушел в лес, а меч спрятал в самый темный угол. Все эти годы он не доставал его из ножен, но клинок, греческой работы, и не думал ржаветь, а теперь ему и совсем не приходилось скучать.

Волк никогда надолго не оставлял своего наставника, во все его слушался, но в последние годы стал чувствовать, что тесно стало ему в лесу с одним зверьем, хочется ему жить среди людей, путешествовать, совершать подвиги. Он сказал об этом Угру, тот ему и ответил:

— Это видно тебя твой амулет зовет, значит пришло тебе время покинуть лес и отправиться на поиски своего истинного предназначения.
— Спасибо тебе, наставник. Спасибо за все чему научил и за мое спасение спасибо.
— Что ты, сынок. Если б не тот вожак, не нашел бы я тебя. Ты заменил мне моего сына, я воспитывал тебя как родного и ты отвечал мне взаимностью, так что это тебе спасибо. Только вот имени я тебе, к сожалению, человеческого не дал.
— Волк – самое лучшее имя, все меня будут узнавать!
— Молодой, горячий. Ступай, сынок. Помни все чему я тебя учил.

Молодой воин до земли поклонился, тому кто заменил ему всю его родню и уже направился было к дверям, когда Угр окликнул его:

— Подожди, у меня кое-что есть для тебя.

Угр поднес своему приемному сыну меч, но не тот с которым он все эти годы тренировался, а другой не знакомой Волку очень искусной работы. Лезвие отливало синевой, на нем были выгравированы не знакомые символы, гарда была в виде драконов, которые переплелись между собой, ножны были покрыты золотом и драгоценными камнями. Взяв его в руки и сделав пару выпадов, он понял, что этот меч станет его продолжением и самым верным другом.

— Откуда этот чудо-меч?
— Из той деревни откуда ты родом. Когда ты был совсем маленьким, я пробрался в деревню и выкрал меч у того монстра, что погубил весь твой род. Должен сказать мне пришлось изрядно попотеть, улепетывая от этих мертвяков.
— Спасибо тебе, во век не забуду!
— Я никогда тебе не делал подарки, так что это мой прощальный подарок. Этим мечом можно убить лича.
— Значит я прямо сейчас отправлюсь и убью его.
— Нет, сначала ты должен разыскать другие две половинки амулета, тогда он ничего не сможет тебе сделать. Не забывай он обладает мощной магией, но она бессильна против амулета Владыка.

Они крепко обнялись и Волк покинул дом, который за эти годы стал ему родным.

Глава 4. Михаил

Мудрецом был грек по имени Михаил. В отличии от двух других героев, он не был сиротой и вырос в счастливой семье. Отец его был полководец Мифодий. Да, тот самый Мифодий, успешно расправившийся с самим Сигвардом-отважным, грозой всех греческих купцов.

Друзей у Михаила не было, потому что он с детства знал, что в высших кругах аристократии никто и никогда правду не говорит, в глаза улыбаются, а за спиной только и думают о подлости. Михаил рос в среде постоянных интриг и заговоров. Благодаря своему учителю Аристарху он прекрасно разбирался во всех этих хитросплетениях, но Михаил был сыном воина, а воину не пристало интриговать, он жаждал встретить такого же человека, который говорил бы только правду, ни чем ее не приукрашая, который бы также любил бы свободу, путешествия, подвиги и битвы. И однажды его мечты исполнились.

На гладиаторский двор его отца был доставлен юноша-варвар, не просто варвар, викинг, сын самого могущественного конунга, звали его Драгомир. Он был крепок и мускулист не по годам, у него не был вид отчаявшегося человека, а взгляд выражал одну только непокорность. Михаил вдруг почувствовал, что этот молодой викинг станет его другом на долгие годы. Михаил подозвал одного из надзирателей и спросил:

— Как зовут этого молодого варвара и кто он такой?
— Это Драгомир – сын Сигварда. Крепкий выйдет боец, уложил насмерть двух воинов, одного сделал калекой, а когда увидел того, кто предал его отца и заманил в ловушку всю флотилию, рванулся вперед, силищи в нем как в диком быке.
— Интересно понимает ли он наш язык?
— Сейчас проверим, — сказал надзиратель и позвал Драгомира. – Эй, варвар, иди сюда.

Сообразив, что обращаются именно к нему, Драгомир направился к надзирателю, остановившись на достаточном расстоянии, Драгомир сказал на чистом греческом:

— Я не варвар, я викинг, сын Сигварда-отважного.
— Понимает! – восхитился Михаил.
— Конечно понимаю, отец всегда говорил, что надо знать язык своего врага.
— Ты мне нравишься, варвар.
— Это чем же?
— Ты честен и смел, ты настоящий воин. Мы с тобой подружимся.
— Сомневаюсь, — с вызовом сказал Драгомир.
— А я нет, — сказал улыбнувшись Михаил.

С этого дня и этого разговора началась дружба двух парней, которые были из совершенно разных миров.

Михаил каждый день приходил на тренировочный двор и часами тренировался с молодым гладиатором, потом они сидели и разговаривали. Каждый узнавал что-то новое для себя. Драгомир вырос на палубе корабля и ходил во многие походы со своим отцом, но то были лишь торговые походы, и рассказывал Михаилу о других странах и морских обычаях и законах, которые мало отличались у разных народов. Михаил, в свою очередь, рассказывал Драгомиру древние легенды и мифы, так Драгомир узнал легенду о амулете Владыка. Драгомир сказал, что однажды он завладеет всеми частями амулета и станет правителем всех трех народов.

Глава 5. Путята

Путята так же был одним из потомков героев, он был славянином, свободно путешествовал по всей Лесной стране, знал все тропы и деревни. Он ходил от деревни к деревне собирал самые нелепые слухи и легенды. Его называли Путята-сказочник, считали немного сумасшедшим, потому что он показывал дивные амулеты и говорил, что это амулеты сохранившиеся еще от титанов, конечно ему никто не верил, но охотно угощали медом, когда он рассказывал очередную легенду. Но Путята не был сумасшедшим, он был одним из потомков легендарной расы героев, воинов всех времен и народов, это был молодой, но мудрый не по годам мужчина, сильный и ловкий воин. Однажды, когда его отец уже был на смертном одре, Путята от него узнал следующее:

— Многие годы, начиная еще с деда его прадеда, у нас в семье хранится одна из частей самой могущественной поющей вещи – амулета Владыка.
— Отец, это ж здорово, с помощью этой вещи наш род станет самым могущественным во всей Лесной стране!
— Нет, сынок, ни в коем случае не используй эту вещь.
— Но почему? – удивился молодой воин.
— Ты потомок героев, но ты не справишься с этой мощью она тебя убьет или сделает безумцем. Ты должен отыскать потомка одного из полководцев, которым было доверено хранить части этого амулета.
— Почему я, отец, почему именно сейчас?
— Так было предсказано.
— Кем? — Предсказано было в день твоего рождения, роды принимал странствующий волхв, который в тот день гостил в нашей деревне. Хотя я думаю, что это был и не человек вовсе, а дух посланный высшими силами.
— Какими силами, отец? И как тогда этот амулет оказался именно в нашей семье, раз мы не потомки тех самых полководцев?
— А оказался он у нас вот как. Наш предок, его тоже Путята звали, охотился тогда в лесу и забрел дальше обычного, возвращаться назад уже было темно и он решил заночевать в лесу. Уснул. Сквозь сон чувствует стоит кто-то рядом с ним и смотрит на него, думает или человек лихой или зверь дикий, лук и пара стрел были в руке, вскочил, прицелился, когда смотрит, что воин это, кровью истекает. Опустил он лук и человек рухнул на землю. Подошел он к воину, думал умер, а тот схватил его за плечо и дрожащей рукой протянул эту часть амулета. Путята перевязал его раны, накормил. Это был греческий воин, звали его Александр, жил он в лагере к востоку от нашей деревни, на берегу реки. Он был главнокомандующим в лагере и предком одного из героев, которому было поручено хранить части амулета. Поэтому он и нашел нашего предка в лесу, зов крови вел его. Сказал, что напали на них воины из клана Желтой собаки, разорили лагерь, всех убили, ему едва удалось спастись искали именно эту вещь. Через день его раны затянулись. Он облачился в свои доспехи и приказал Путяте хранить эту часть амулета, пока не настанет день, когда он обретет своего настоящего хозяина. После этого Александр ушел и его больше никто никогда не видел. Сынок, ты должен найти хозяина амулета, служить ему верой и правдой, этот волхв не зря очутился в нашей деревне, это был знак посланный Александром.
— Я выполню твою волю, отец и найду того кому буду служить верой и правдой.

Так через годы поиска Путята пришел в Старый лагерь и встретился с Драгомиром.

Глава 6. Встреча Драгомира и Путяты

Драгомир сидел над очередным древним свитком, пытаясь узнать, где спрятаны оставшиеся части амулета Владыка. Прошло уже два года, с тех пор как он вернул себе свое наследство и начал восстанавливать прежний авторитет своей деревни, которая уже больше походила на небольшой городок, даже не небольшой, а очень даже крупный, по меркам Лесной страны. Так сидел молодой конунг, когда услышал, шум на улице. Драгомир вышел посмотреть, что случилось.

Остановив пробегавшего мимо мальчишку, Драгомир спросил:

— Что случилось? Куда все так бежат?
— Путята-сказочник пришел. Наверняка будет новые легенды и мифы рассказывать.
— Легенды и мифы говоришь, — задумчиво произнес Драгомир, — хорошо. Беги.

Драгомир посмотрел вслед убегавшему парню, его внутренний голос подсказывал ему, что посещение Путята может принести много интересного. Он решил тоже послушать басни странствующего сказочника и пошел в таверну.

Зайдя в таверну Драгомир сразу же погрузился в тишину, такого он еще не наблюдал в подобном заведении. Конунг привык, что здесь всегда гуляют, шумят, спорят, такое поведение посетителей было для него в новинку, нарушал тишину только голос рассказчика. Драгомир подошел поближе, чтобы рассмотреть странствующего сказочника, то что предстало перед его глазами очень его удивило. Сказочник был молодой, крепкий мужчина, с суровым, но открытым и честным лицом, на его поясе висел меч воина.

Говорил он громко и отчетливо. Рассказывал Путята про славных героев времен титанов и их ратные подвиги, но были сказания и про богатырей, которые родились намного позже. Драгомир был очарован тем как рассказывал Путята, его голосом и интонацией, эмоциями, молодой конунг вдруг почувствовал, что этот молодой, странствующий сказочник станет его верным другом и спутником. Он подошел еще ближе и вышел в первые ряды, Путята осекся буквально на полуслове и запустил руку под рубаху, что с силой сжал в кулаке, а Драгомир услышал странное пение, очень красивое и звонкое, но наполненное огромной силой. Он оглянулся вокруг, все посетители куда-то пропали, только они вдвоем смотрели друг на друга, а Путята в руке держал амулет, который освещал все помещение. Драгомир потянул к нему руку, но свет исчез, помещение снова наполнилось людьми, и все ждали продолжение рассказа, но Путята не хотел больше рассказывать, Драгомир вышел, он знал, что рассказчик сам к нему придет.

Конунг не ошибся. На следующий день Путята сам пришел к нему, он вошел в дом и низко поклонился Драгомиру:

— Доброго тебе дня, могучий Драгомир!
— И тебе того же, славный рассказчик. С чем пожаловал?
— Пожаловал с легендой.
— Давай. Я тебя внимательно слушаю. Может браги, меду, пива или квасу?
— Нет, спасибо, князь, предпочитаю рассказывать с трезвой головой.
— Уважаю. Ну что ж. Начинай.

И повел Путята свой рассказ, рассказывал он про титанов, про то как они создали, а потом разделили, в час беды, амулет Владыка. Рассказал он и про то как часть этого амулета попала в руки его предка и как он, все эти годы, искал того кто сможет управлять его мощью.

— Так вот, вчера я нашел того кому будет служить амулет, а вместе с ним и я, — Путята встал на одно колено, а правую руку сжал в кулак и приложил к сердцу.
— Встань, — Драгомир взял молодого воина за плечи и поднял, — теперь ты не Путята-сказочник, а воин, мой личный летописец и телохранитель.
— Что прикажешь, мой князь?
— Будем собираться в путь. Знаешь где ближе всего к нам вторая часть амулета?
— Была когда-то та такая деревня, называлась Верхний лагерь. Надо начать от туда.
— А почему ты сразу туда не пошел, когда отправлялся в свое путешествие?
— Когда я родился, эта деревня была разорена страшным врагом, а все жители убиты.
— Что ж это за враг? Наверняка он забрал амулет, зачем же нам туда идти?
— На деревню напали живые мертвецы, под предводительством лича, а амулет, я так думаю, был спрятан его хозяином.
— Лич. Слыхал я о таком чудовище, он повелевает мертвецами. Ну, что ж возможно ты и прав. Нам тогда не помешает волшебное оружие, которое убивает мертвяков.
— Недалеко от сюда живет волхв, думаю он нам поможет с оружием.
— Тогда в путь, не будем терять время. Да, кстати, зайди в оружейную и выбери себе доспехи получше, вот возьми мою печатку, оружейник тебе даст все, что ты попросишь.
— Спасибо, князь.

Глава 7. Начало пути

Вечером два воина выступили в путь, своим наместником Драгомир назначил Тура-одноглазого, огромного викинга, к которому, впрочем, не относилась пословица «Сила есть, ума не надо». Тур заверил конунга, что все будет в порядке пока правитель не вернется из своего похода, Драгомир не сомневался, что именно так и будет.

Весь путь, пока шли два путника к волхву, Путята рассказывал легенды и мифы и просто даже смешные истории.

Когда Путята сказал, что они уже почти пришли, воины вдруг услышали шум драки и громкую возню, обнажив мечи они понеслись на шум, выбежав на поляну, пред ними предстала такая картина. На поляне стояла одинокая изба, а на нее со всех сторон наседали гигантские муравьи, несколько муравьев валялись поджаренные, видно было что тот кто там засел крепко держал оборону, но долго ему было не продержаться, а насекомые не думали отступать. Воины сперва немного удивленные подобным явлением природы, быстро пришли в себя и кинулись в атаку. Мечи и муравьиные челюсти мелькали в воздухе, повсюду валялись отрубленные конечности насекомых, тот кто сидел в хижине, из окна метал какие-то белые шары, которые сразу же поджаривали монстров. Казалось битва длилась несколько часов, хотя прошло всего несколько минут, от чудовищ остались только отрубленные конечности, да поджаренные тела.

Увидев что все кончено, воины вложили мечи в ножны. Из хижины выглянул старик. Он был одет в длинную рубаху, подвязанную поясом, а в руке держал посох. Но несмотря на то что на вид ему было много лет, глаза его сохранили подвижность и светились глубоким умом и мудростью.

— Спасибо вам, добры молодцы.
— Не за что, — ответил Драгомир. – А ты, дедушка, собственно кто будешь? И откуда эти чудовища повылазили?
— Так это ж тот самый волхв, к которому мы шли, — ответил за старика Путята.
— Это так, старик?
— Не смею врать своим спасителям, да к тому же вижу, что не простые вы воины.
— Ты прав. Я Драгомир, слыхал про такого? А это мой верный спутник, друг и летописец, Путята.
— Да, не о том я. Про Драгомира конечно слыхал, как о таком могучем воине не знать, слава твоя достигла и этих глухих мест. Но не о том я хотел сказать, вы оба наследники великих воинов древности – героев. Да и амулет, который у тебя, Драгомир, на шее висит, тоже очень интересен и я даже знаю, что это за амулет.
— Откуда ты все это знаешь? – с подозрением спросил Драгомир.
— Потому что, как сказал твой спутник, я волхв и мне многое ведомо, что скрыто от простых смертных. А муравьи эти выросли в результате моего неосторожного обращения с некоторыми волшебными зельями. Так за чем пожаловали, добры молодцы?
— А я-то думал тебе все ведомо, — с иронией ответил Путята.
— Многое, да не все. Амулет, например, я почувствовал задолго до вашего приближения, все-таки сила в нем огромнейшая и древняя. И кровь вашу тоже так почувствовал. А вот мысли ваши скрыты от меня.
— Ну что ж, волхв, убедил. Поздно уже может приютишь нас на ночь, у нас припасы есть с собой, так что объедать не станем, а наоборот накормим. За одно расскажем за чем пожаловали, — спросил конунг.
— Как могу я отказать таким гостям, — волхв улыбнулся, отошел в сторонку, указывая рукой в хижину, — милости просим.

Два воина зашли в хижину, а старик закрыл дверь. Через несколько минут, в очаге весело затрещали дрова, а в котле булькало жаркое. У волхва был припасен отличный мед. Наевшись до отвала и запив медом, трое мужчин сели за столом и Драгомир начал рассказывать о цели их визита:

— Ты знаешь, что тот амулет, который висит у меня на шее, это лишь часть амулета Владыка. Путята сказал, что возможно одна из частей амулета может находиться в Верхнем лагере, но деревня разорена и захвачена живыми мертвецами под предводительством лича. Нам нужно оружие, которое может убивать живых мертвецов.
— Вы думаете там найти недостающую часть амулета?
— Мало ли вдруг хозяин успел спрятать амулет.
— Всяко может быть. Что ж помогу. Есть у меня волшебное зелье, которое сделает ваши клинки непобедимыми, и разящими насмерть любого будь то живой мертвец или оборотень.
— Надеюсь это зелье не превратит их в огромных змей или леших? – Путята с опаской посмотрел на сосуды, которые доставал с полочек волхв.
— Не переживай, молодой воин. Эти зелья проверены годами.

Драгомир и Путята вынули мечи и положили на стол. Волхв полил их зельем. Зелье выглядело как вязкая жидкость, она полностью обволокла клинки. Когда каждый сантиметр был покрыт ею, лезвия вдруг исчезли, а на столе остались лежать только рукоятки.

— Ты что наделал, старик? – набросился было на него Путята.
— А ты смотри, — спокойно ответил ему волхв.

И все посмотрели на стол. Из рукояток стали показываться новые лезвия, когда они полностью вернулись, то уже были теми же мечами, но не совсем. Теперь это были не просто клинки выкованные кузнецом, это были мечи обладающие волшебной силой и эта сила чувствовалась, она притягивала. Взяв мечи в руки воины были поражены, они наполняли их владельцев спокойствием и уверенностью.

— Спасибо тебе, волхв. Это самое удивительное оружие, которое когда либо существовало, — сказал Драгомир.
— В ваших руках оно послужит добру. Если вы даже не найдете амулет, то хоть мир и людей избавите от этой напасти. Кстати слыхал я об этой деревне.
— Интересно послушать, это может быть полезно.
— Был в этой деревне староста, могучий воин Стур-медведь, также наследник героев. Было у него два сына одному, на момент нападения на деревню, 16 лет, а второй совсем кроха. Так вот я общался с волхвом жившим возле этой деревни этот младенец выжил, его мать перед смертью успела опустить колыбельку в реку. Младенца спас лесной отшельник по имени Угр и воспитал его как родного сына. Так что начните с его родной деревни, тогда может и найдете сына Стура, если он еще жив.
— Спасибо, волхв, еще раз за все, за гостеприимство, за ночлег, за оружие.
— Это вам спасибо, что доверились моим знаниям, придя ко мне, а за одно и жизнь спасли.

Так и расстались, воины пошли дальше, а старик стоял на пороге и смотрел вслед удалявшимся друзьям, пока те не скрылись за деревьями.

Глава 8. Деревня Камни

Михаил бодро шагал по дороге. Он еще не знал четкого направления, поэтому шел просто по дороге. Так дошел он до деревни под названием Камни. Местные жители не особо привечали чужого, особенно грека. Да и жители были смурные и грустные, а деревня имела довольно убогий вид: дома косые и вид был у них такой, что дунешь и развалятся, заборы на заборы похожи не были, так палки вставленные в землю и обвязанные веревкой.

Михаил зашел в корчму, она не особо отличалась от всей остальной деревни, вместо стульев пеньки, столы – доски положенные на пеньки большего размера, чем те что для сидения и сами доски были неровно обструганы, того и гляди занозу вгонишь. Михаил заказал себе жаркое и пива, еда была не самая лучшая, жаркое не дожаренное, а пиво так вообще ни на что не похожее, но голод утолило. Михаил решил узнать, что здесь произошло:

— Красавица, скажи-ка где я могу найти старосту? – обратился Михаил к молодой девушке, убиравшей с его стола.
— А ты выходишь от сюда и идешь по тропинке к краю деревни, что ближе к лесу, его дом сразу узнаешь.
— Спасибо.

Михаил пошел в том направлении, что сказала ему девушка, дом он сразу нашел, конечно домом это можно было с трудом назвать, халупа, но получше тех, в которых жили остальные жители. Молодой воин подошел к дверям и уверенно постучал в них. В доме послышались шаги и на пороге появился хозяин, это был молодой и сильный мужчина, но видно, что проблемы и невзгоды лежали тяжелым бременем на нем.

— Добрый день тебе, хозяин. Ты, староста этой деревни?
— И тебе добрый день, молодой воин. Да, я староста. С чем пожаловал.
— Хотел узнать, что произошло у вас в деревне, не навел ли на вас кто порчу?
— А зачем это тебе надо знать?
— Помочь хочу.
— Да неужель вот так вот просто взять и помочь? – в голосе старосты послышалось подозрение.
— Да, почему б не помочь добрым людям в беде. А с деревни возьму плату, только припасами.
— Ну, ты вроде человек честный, — староста в задумчиво гладил бороду, — что ж проходи.

Староста и его гость прошли в дом и сели за столом, хозяин приказал жене принести меду и угостить гостя. Когда кружки были наполнены, староста повел свой рассказ:

— Знаешь почему нашу деревню называют Камни? – спросил староста и не дождавшись ответа продолжил, — когда-то давным-давно, во времена титанов, один из титанов захотел жить среди людей, учить их разным премудростям. Почему-то он решил остановиться именно здесь, и был у него с собой мешочек волшебных камней, зарываешь один в землю, произносишь нужные слова и вырастает на его месте дом. Так выросла целая каменная деревня. Так вот она процветала, но однажды пришел закат эпохи титанов и тот кто основал эту деревню исчез, остались люди, но они продолжали выращивать камни. И вот однажды пришел в нашу деревню волхв, тогда старостой был мой прадед, и захотел купить один камень себе. Звали волхва Константин. Предлагал очень большие деньги за один самый малюсенький камушек. Прадед и согласился. Волхв ушел и поселился недалеко от деревни, вырастил себе дом, а наши дома стали гнить и разрушаться. Гнилью этой пропиталась вся земля, мы теперь ничего не можем выращивать у себя в огородах и на полях, стоить мы не умели, потому деревня приобрела тот вид, который ты видишь сейчас. Мы ходили к волхву и просили у него совета, а он ответил, что титан, основавший нашу деревню, наложил чары и если вынести хоть один самый маленький камень за границы нашей деревни, то дома начнут разрушаться.
— Зачем же он это сделал?
— Чтобы если придут злые люди и захотят использовать камни во зло, то им не досталось ни одного камушка.
— Но ведь Константин же смог вырастить себе дом.
— У него был волшебный мешочек, который сохраняет камень от разложения, а использовав маленький кусочек и древний свиток с заклинанием, он смог вырастить себе дом. Мы просили, уговаривали, предлагали все деньги, которые у нас были, но только чтобы оно отдал нам камень. Но старик заупрямился, мы хотели силой отобрать камень, а Константин сказал, что наложил чары и если с ним что-то случится, то камень исчезнет.
— А вы не пробовали пригласить хороших строителей и построить дома как во всех деревнях?
— Пробовали, да рушится все, кое-как слепили эти халобуды.
— Ну, что ж помогу я вам. Где мне искать Константина?
— А ты иди на запад, там овраг огромный будет, вот возле этого оврага и стоит его хижина.

Михаил не стал терять время и отправился в путь. Шел он недолго и овраг нашел быстро, такой было трудно пропустить, огромный метров десять в ширину и метров пятнадцать в глубину и тянулся мили на две, а недалеко от оврага стояла хижина волхва, хотя на хижину она мало была похожа, это был настоящий каменный дом. Михаил направился к дому и постучал, никто не ответил, во внутрь Михаил заходить не стал, потому что считал это некрасивым зайти в дом, когда хозяин отсутствует, поэтому он присел рядом с домом на траву и погрузился в свои думы.

Ждать пришлось довольно долго, только под вечер Михаил увидел приближающегося человека. Это был старик с длинной седой бородой и посохом. Михаил встал поприветствовал волхва:

— Доброго тебе здоровья, Константин.
— Откуда знаешь как меня зовут? – без тени страха и удивления спросил волхв.
— Староста деревни сказал. Ты ж зачем добрых людей мучаешь?
— Да, не суди меня строго, добрый молодец, ведь не все же ты знаешь. Давай я тебе все по порядку расскажу.
— Ну, что э раз так, то давай рассказывай, — немного смягчившись, сказал Михаил.
— Когда-то давно укусил меня оборотень, оборотня я убил, а вот от проклятья его укуса никак избавиться не могу. Я собираю травы и готовлю зелья, которые поддерживают во мне человеческую натуру, но с каждым годом мне становится все труднее и труднее это делать. Я знаю рецепт как избавиться от этого проклятья и все ингредиенты у меня есть, кроме одного, мне нужен зуб белого волка.
— Так за чем дело стало? – очень удивился молодой воин.
— Э-э-э, не так быстро. Эти звери жили очень-очень давно, но я точно знаю, что останки одного из них лежат в этом овраге. Только живут там злобные твари, гигантские ядовитые черви, эти чудовища, тоже очень древние и моя магия на них не действует, потому что были созданы они черными магами древности, а их сила была велика. Потому-то мне и понадобился волшебный камень, чтобы вырастить дом, сила титанов отгоняет этих тварей, когда они выползают наружу. Я не знал, что это может иметь такие последствия. Когда жители пришли ко мне за советом, я понял в чем дело. Я предложил им сделку, они достают мне зуб из ямы, а я им камень, только побоялись они лезть туда, — в глазах Михаила Константин прочел невысказанный вопрос, — а деревню они не трогают, потому что там вся земля, да и жители сами пропитались этой силой. А на старосту не гневайся. Он думал, что ты слышишь, что тебе предстоит и уйдешь.
— Ну, уж нет. Раззадорил ты меня, старик, да и магическое оружие в любом бою пригодится. Я согласен, только ты обещаешь вернуть камень в деревню?
— Клянусь на своем волшебном посохе, — посох засветился, принимая клятву. Михаил знал, что старик не обманет, если он нарушил бы клятву, то посох рассыплется, а вместе с ним ушла б и сила волхва.
— Только как же мне одолеть этих монстров? Если даже ты не смог этого сделать, вряд мое оружие чем-то поможет.
— Есть у меня оружие, которое поможет тебе. Идем-ка со мной, — Константин и Михаил направились к дому волхва. Зайдя в дом Константин пошел в дальний угол, там стоял сундук, он открыл его и достал два свертка, взяв их в охапку, направился к столу.

Еле дотащив их уже хотел было кинуть на стол, но Михаил подхватил и аккуратно все выложил, старик немного отдышавшись сказал:

— Разворачивай.

Михаил начал осторожно их разворачивать, он чувствовал, что там наверняка, что-то очень необычное. Полностью развернув свернутую ткань, Михаил увидел, то что никогда до того не видел, ни в одном своем заморском путешествии. Перед ним лежали меч и лук невиданной, работы.

— Откуда это сокровище? Кто его изготавливал? – Михаил восхищенно разглядывал оружие.
— Это оружие выковано во времена титанов, оно пропитано магической силой. В том углу, — старец показал на противоположную стенку, — ты найдешь доспехи, там будет и щит.

Облачившись в доспехи, которые, несмотря на свой внушительный вид, были довольно легки, Михаил сказал, что готов к бою. Они вышли на двор и подошли к оврагу. Рядом с краем оврага был врыт столб, Михаил взял веревку и крепко ее привязал морским узлом, которых он знал великое множество.

— В какую хоть сторону идти мне? А то овраг-то велик.
— А тут скелет, совсем рядом. Думаешь, чего я тут построил свой дом? – усмехнулся старик.
— Понятно, — ответил Михаил и начал спускаться в яму.

Спустившись вниз, Михаил достал меч и приготовил щит, и стал двигаться поперек оврага. Молодой воин каждым нервом чувствовал присутствующее здесь зло.

Вдруг из под земли стали появляться черви, глаз у них не было, а пасти были усеяны зубами, с которых капал яд. Твари сразу накинулись на молодого воина. Михаил кромсал их на куски и чудовища гибли десятками, но их было очень много, пару раз они укусили воина, но кольчуга была им не по зубам и яд просто стекал на землю. Отступая все дальше, теснимый чудовищами, Михаил наступил на чьи-то кости, услышав хруст под ногами, он посмотрел вниз и увидел огромный скелет волка. Отбив очередную атаку Михаил нагнулся и быстро вырвал клык из черепа, клык он заткнул за пояс. Теперь предстояло, пробиться обратно к веревке и выбираться из этого гиблого места. Почти добравшись до веревки, Михаил почувствовал как у него под ногами дрожит земля. Из под земли показалась пасть самого большого червя, он был огромен, все остальные монстры расползлись в разные стороны, а гигант начал атаковать, для своих габаритов двигался он молниеносно, молодого воина спасала только отменная реакция. Михаил нанес несколько ударов, но, похоже, чудовище их не ощущало и продолжало атаковать. Тогда Михаил отбежал на несколько метров, убрал меч в ножны, а щит бросил на землю, снял со спины лук, достал стрелу и наложил ее на тетиву. Чудовище приближалось, когда оно было совсем рядом и встало на хвост, Михаил задержал дыхание и выстрелил ей точно в пасть, стрела прошла наружу, червь еще немного постоял на хвосте, шатаясь слегка вперед-назад, а потом рухнуло, воин едва успел отскочить и щит прихватить с собой. Какое-то время было тихо, а потом все вокруг наполнилось шуршанием скользких тел, Михаил закинул за спину лук, в левую руку щит и, что было сил, побежал к веревке, он успел добежать до нее и начать карабкаться, когда все снова закишело червями. Выбравшись из оврага, Михаил схватил за руку волхва и они припустили к дому. Только забежав в дом и закрывшись на засов, они смогли перевести дыхание. Снаружи было слышно шуршание множества тел, но они не могли приблизиться к дому, древняя сила не давала им.

Немного переведя дыхание и успокоившись, мужчины подошли к столу, Константин зажег свечу и поставил ее на стол. Михаил снял шлем и отстегнул щит, подошел, не спеша к, столу и достал из-за пояса здоровенный клык, который был бы в пору не волку, а скорее тигру. Аккуратно достав зуб он положил его на стол и спросил:

— Он?

Старик протянул руку, он долго ничего не мог сказать, а только вертел в руках этот зуб, было видно, что он счастлив и только через несколько минут, будто очнувшись от глубокой задумчивости произнес:

— Он.

На утро шуршание прекратилось, черви заползли обратно в свои норы. Константин сказал, что тот гигантский червь был маткой всех остальных и теперь эти твари не будут размножаться и скоро сами вымрут.

— Я держу свою клятву, — сказал волхв, — вот камень.

Он протянул маленький мешочек. Михаил развязал его и взял в руки камушек, тот действительно был очень не обычен, не холоден, как обычный камень, а теплый, чувствовалось, что в нем есть жизнь.

— А ты-то теперь как? Ведь твой дом пропадет.
— Проживу как-нибудь. Построю себе какую-нибудь хижину. Главное, чтобы людям хорошо было.

Михаил поклонился мудрецу, тот доспехи ему подарил, в знак благодарности, а Михаил и не стал отказываться. Воин сразу же направился к деревне, там он зашел к старосте и отдал камень. Радость того была безмерной, он сказал Михаилу, чтобы тот просил всего чего только пожелает.

— Не надо мне ничего, только одна просьба у меня к тебе будет. Постройте дом для волхва.
— Что?! – сразу же вскипел староста. – Этот старик нас крова лишил, только за свою поганую шкуру переживал, чтобы черви его не сожрали.
— Не прав ты, староста. Во-первых, Константин оборотнем был и в овраге том был скелет белого волка и ему нужен был его клык, чтобы полностью излечиться, если б он лишился дома, он еще больше людей мог покалечить и в твоей же деревне пошалить, во-вторых, вы сами побоялись лезть в овраг. Так что, староста, не прав ты, не прав.
— Что ж разумно говоришь, воин, — староста сник и в пол глаза потупил, — в конечном итоге ты спас всех нас и вправе просить всего чего хочешь, да и волхв в деревне всегда нужен. Спасибо тебе, Михаил, за наше спасение, во век не забудем.

Дав Михаилу припасы и проводив в дорогу, жители отправились праздновать свое спасение. Михаил же вернулся к волхву и сообщил ему радостную весть. У того не было слов.

— Ну, спасибо, тебе еще раз, добрый молодец, не перевелись герои на земле нашей.
— Да, ладно, мне не сложно, а добрые дела всегда с торицей возвращаются. Вот взять хотя бы доспехи, которые ты мне подарил, им цены нет. Кстати откуда они у тебя?
— Эх, Михаил, я ведь тоже из рода героев, как и ты. Да-да, тоже был воином, но потом устал от ратных дел.
— Как ты узнал, что я из рода титанов?
— Я ж волхв, чую подобную силу. А тот амулет, часть которого у тебя висит на шее, и ты хочешь собрать, не тебе будет служить, а другому.
— Кто же он?
— Ты узнаешь это когда встретишь его. У него к тому моменту будет уже две половинки амулета. Ты будешь служить ему верой и правдой.
— Ну, что ж если он действительно настолько силен, что сможет повелевать амулетом, значит это достойный муж. Подскажи, пожалуйста, куда мне надо направиться сначала?
— Тебе понадобятся три ключа: Луны, Воды и Огня. Каждая их этих пещер ведет к дракону, который вселяется в амулет и наделяет его истинной силой. Начни с деревни Куницын бор. Там живет кентавр Эпофрит, у него будет ключ Луны.
— Спасибо, тебе еще раз, мудрец. Прощай!

Глава 9. Бой в разбойничьем лагере

Волк шел уже целую неделю, куда шел, он и сам, не знал, амулет подсказывал ему путь-дорогу. Так вышел Волк к одинокой хижине, он не особо ей удивился, за свою лесную жизнь не одну такую хижину он повидал, в основном эти хижины были заброшены, Волк подумал, что и эта будет, скорей всего, покинута и решил переночевать в ней. Охотник смело направился к дому и открыл дверь. Каково же было его удивление, когда он увидел посреди комнаты старика, сидящего за столом и потупившего глаза в столешницу. Волк мало общался с людьми, зато развил звериное чутье, он понял, что у этого человека случилось горе.

— Доброго здравия тебе, хозяин. Что у тебя произошло?
— И тебе не хворать, добрый молодец. Горе у меня большое, украли у меня дочь мою единственную, мою Сладушку, разбойники лихие. Атаман говорит: заплатишь выкуп, отпустим, не заплатишь будет она нашей рабыней. Что теперь делать, был бы помоложе сразился бы с ними, да силы уж не те.

Опечалился Волк, знал он каково всех родных потерять и решил помочь старику.

— Верну я твою дочь, — сказал Волк, — где мне искать лагерь разбойничий?

Старик оживился:

— Так вот выйдешь и пойдешь на север, идти-то всего мили две, а там мимо не пройдешь.
— Сколько людей-то в лагере?
— Там человек десять. Лихие там люди, лютые. Справишься?
— Всю жизнь прожил в лесу, белку со ста шагов прям в глаз бью и мечом меня отец научил пользоваться, справлюсь.
— Ну, тогда пусть хранят тебя боги.

Волк вышел и пошел в указанном направлении. Где-то за полмили до лагеря Волк услышал шаги, он быстро спрятался в кустах, это были два разбойника, они патрулировали местность. Прошли они всего в двух шагах, от засевшего в засаде Волка, тот тихо достал нож и начал красться сзади. Неожиданно один из разбойников оглянулся и в этот момент Волк прыгнул и нанес быстрый и точный удар прямо в горло, второй уже достал меч и попытался сверху вниз ударить Волка, но когда лезвие меча должно было пронзить нападавшего, того уже там не было, не успев оглянуться разбойник почувствовал как лезвие ножа входит ему между ребер и пробивает сердце, от ужаса у него расширились глаза, а рот открылся в немом крике, рука разжалась и выронила меч, тело его хозяина упало следом за ним.

Спрятав тела в кустах и заметя все следы, Волк направился к лагерю. Когда он подошел к лагерю, то уже стемнело. Тихо обойдя лагерь по периметру, Волк убедился, что, действительно, людей около десятка и пленницу он увидел. Она готовила еду, котелок находился в центре лагеря, костер освещал весь лагерь и для Волка все разбойники были как на ладони. Чуть дальше от костра Волк заметил двух разбойников, которые разговаривали между собой. Один из них огромный мужчина, в безрукавке и кожаных штанах, подпоясанных широким поясом с металлическими нашивками, на поясе висел боевой топор, по тому как уверенно он держался и выслушивал второго, это был атаман, второй, как решил Волк, был его помощник. Волк решил первым его убить, а остальные бы сами в панике стали бы отличными мишенями. Слух у Волка был отличный, он прислушался к тому о чем говорят эти двое.

— Гили и Трувор, уже должны были вернуться, — сказал тот что поменьше.
— Да, ты прав. Надо бы послать кого-нибудь найти их.

Волк понял, что надо действовать как можно быстрее, он наложил стрелу на тетиву, охотник знал, что спешка не приведет ни к чему хорошему, но у него не было другого выбора. Прицелившись и задержав дыхание, ровно на столько мгновений, сколько длится пауза между точками сердца, Волк спустил стрелу. Уже на подлете стрелы к цели, на ее пути оказалась помеха, в виде помощника атамана. Стрела пробила ему горло насквозь и застряла, хрипя и кашляя он упал на колени, а потом лицом на землю, из раны вытекала кровь и под телом образовалась небольшая лужа.

— Тревога! – заорал атаман.

Оставшиеся разбойники мигом повскакивали и схватились за оружие, трое вооружились луками, остальные трое кинулись туда откуда вылетела стрела, атаман отошел в тень. К тому моменту когда трое разбойников добежали до места его засады, Волка там уже не было. Трое лучников продолжали стоять в центре лагеря, полностью как на ладони. Только один из них посмотрел на костер, с мыслью потушить его, как его тут же пробила стрела, двое других сообразив, на что отвлекся их товарищ быстро загасили костер, но темнота для Волка не была помехой, в темноте он видел не хуже совы. Трое разбойников, которые кинулись на поиски, уже успели рассредоточиться и обходили стрелка с трех сторон, одному из них повезло, он вышел прямо на Волка, но его боевой клич, превратился в крик боли, из-за стрелы пущенной в упор, два оставшихся лучника, одновременно, выпустили стрелы в том направлении, они оказались неплохими стрелками, потому что Волку чудом удалось спастись от стрел, перекатившись через голову, встав на одно колено и выпустив стрелу, которая повергла на землю еще одного стрелка.

К сожалению этот его маневр вывел Волка прямо на поляну, чем не преминули воспользоваться два разбойника, рыскавшие в кустах. Времени накладывать стрелу уже не было, поэтому Волк вытянул меч, как раз вовремя, чтобы отбить стрелу пущенную оставшимся лучником. За эти секунды подбежали два разбойника, один был вооружен копьем, другой топором. Волк мечом отвел копье, нацеленное ему в живот и тут же блокировал удар топора. Волк двигался так, чтобы между ним и стрелку было трудно прицелиться из-за спин своих товарищей, закрывающих цель. Отражая град ударов, Волк отступал к центру поляны, там где был костер, лучник, отложив в сторону лук, взялся за меч и тоже стал приближаться. Увидев, что его дела совсем плохи, Волк решил перейти в наступление. Увернувшись от очередного удара копьеносца, Волк схватил древко копья, тот пытался вырвать копье, но хватка у лесного охотника была железной, Волк нанес удар и разрубил древко и с разворота ударил мечом обезоруженного разбойника. Удар пришелся в голову и раскроил тому череп. Едва успев выдернуть меч, Волк уже блокировал удар разбойника с топором, скрестив обрубок копья и меч, тот навалился на него с такой силой, что Волк едва успел подставить колено, чтобы совсем не упасть. Третий разбойник уже заносил меч, для решающего удара, но воин собрав все силы откинул нападавшего и быстро нанес удар обрубком копья прямо в грудь замахивающегося мечом. Оставшийся разбойник кинулся в последнюю атаку и нанес удар, целясь Волку в голову, тот присел и нанес колющий удар в живот, разбойник схватился за рану и Волк добил его, просто рубанув с левого плеча.

Оглядев поле боя, Волк не нашел атамана. Левая рука инстинктивно потянулась к ножу и вытянула его из ножен, как вовремя, чтобы заблокировать нанесенный со спины удар атамана. Нож не выдержал могучий удар и лезвие сломалось, но дело свое он сделал и спас жизнь хозяину. Теперь гигант-атаман и лесной охотник были лицом к лицу. Лезвие топора мелькало в воздухе как бабочка, Волк только и успевал отбивать удары, но было видно, что атаман не привык к долгим схваткам и уже стал выдыхаться, этого момента ждал Волк и перешел в наступление, с атамана ручьями сбегал пот, он устал и не продержался бы и пяти минут, но достаточно было и нескольких секунд. Меч молодого воина пронзил бедро атамана, тот опустился на одно колено и уже готов был принять смерть, когда между занесенным мечом и почти поверженным вожаком появилась девица и закричала:

— Нет! Лучше меня убей, без него все равно жить не буду.

Волк очень удивился, но меч опустил.

— Но ведь он тебя похитил, у твоего отца выкуп потребовал, тебя рабыней хотел сделать.
— Не похищал он меня, — ответила ему Слада, — сама я убежала, а к отцу моему пришел и сказал так, чтобы батюшка мой знал, что я жива, а за выкуп, чтобы не искал меня, ведь нету у него столько денег, волхв он, а какие могут быть у волхва деньги. Не хотел он меня замуж отдавать за Эйнара, сказал, что за викинга никогда в жизни, я замуж не выйду, пока он жив.
— Вот бабы-то, столько народу положил, чуть честного человека не убил, а она, оказывается, сама с ним сбежала.
— Не серчай, воин. Эйнар вознаградит тебя.
— За что? За то что я столько народу положил и его чуть не убил или за очередное вранье твоему отцу? Ты сейчас же пойдешь к отцу и все ему объяснишь.

Слада посмотрела на своего жениха, тот молча кивнул головой и сказал:

— Мы вместе пойдем. Он прав, я чувствовал, что эта затея добром не кончится.
— Так почему решился на это? – строго спросил Волк.
— Уж больно люблю я Сладушку, выходила она меня, когда была со своим отцом в деревне моей. На деревню мою напали разбойники, сильно ранили меня тогда, а она ухаживала за мной, как за малым дитя.

Перевязав рану Эйнару и собрав тела, все трое отправились к волхву, тот увидев дочь, радостно подбежал, обнял ее, а потом злобно посмотрел на викинга т сказал:

— Получил бандит, я всегда знал, что тебя только деньги интересуют, а не моя дочь. Небось хотел продать в рабство, если б я разрешил вам пожениться.
— Не горячись, — вступился за викинга Волк, — не похищал он твою дочь. Впрочем они сами сейчас тебе все расскажут.

Слада все рассказала отцу. Тот выслушал ее и чем дальше рассказ продолжался, тем больше старик хмурился, а под конец совсем вспылил:

— Ах, ты ж, девчонка, соплячка, смотри сколько народу из-за тебя полегло и молодец добрый чуть не сгинул. А еще замуж она хочет, ума б тебе сначала набраться. До смерти моей самой ни за кого замуж не пойдешь.

Услышав такие слова отца, Слада закрыла лицо руками, вбежала в дом и дверь закрыла.

Волку жалко стало девицу и он сказал старику:

— Не горячись. Любит она этого воина, вот и наделала глупостей, под меч кинулась защищая его. Если уж ты такой непутевой ее считаешь отправляйся вместе с Эйнаром и Сладой к Эйнару в деревню, будешь там жить, внуков нянчить, за дочкой приглядывать.
— Да, как же я буду в глаза родичей этих убитых воинов смотреть, ведь из-за нее, дурочки, полегли они.
— За воинов я виру заплачу, а погибли, скажем, из-за людей лихих напавших на нас, тут кстати, недалеко есть деревня, Ловье называется, там одни разбойники живут, — отозвался Эйнар.
— А жизни, этих людей, все равно на моей совести будут, ведь я в них стрелял и мечом кромсал, — поддержал его Волк.
— Подумать надобно, давайте, переночуйте у меня. Утро вечера мудренее, — сказал волхв.

На том и порешили. Утром встав, позавтракав, мужчины стали совет держать, что дальше делать. Долго спорить не стали, волхв дал свое согласие на переезд. На том и порешили, пока волхв со Сладой, долго не верившей в то, что ее отец дал свое согласие, а потом радовавшейся, как малое дитя новой игрушке, собирали вещи, два воина пошли хоронить убитых.

Когда все пожитки были собраны и будущая семья готова была отправляться в путь, волхв отвел в сторонку Волка:

— В благодарность за то что вернул мне дочь, да еще и с таким тестем, есть у меня для награда, — волхв полез за пазуху и достал от туда ключ, но ключ не обычный. Он весь светился голубоватым светом, а на головка была в виде маленького водопада и с него по ключу сбегали струйки воды, как ручейки. – Долгие годы я хранил этот ключ. Это ключ Воды, он ведет к дракону, который наделяет силой тот амулет, часть которого у тебя висит на шее.

Волк нисколько не удивился, тому что волхв так много знает, он понимал, что волхв – это не простой знахарь, это чародей и спросил:

— А сколько всего ключей?
— Соображаешь быстро, — ответил волхв, — есть еще два ключа: Луны и Огня, где их искать, я, к сожалению, не знаю.
— И на том спасибо, — сказал Волк и уже собирался было уходить, когда услышал.
— Но, — печально добавил старец, — не тебе суждено носить амулет Владыка, но будешь ты служить тому верой и правдой.
— Я, свободный воин и никому не буду служить, — с гордостью заявил Волк.
— Будешь-будешь, — с усмешкой добавил волхв. – Это могучий воин, но сейчас ему очень нужна твоя помощь и помощь твоего богатырского меча.
— Раз он такой могучий, пусть сам и управляется, — заявил Волк.
— Он сильный, опытный полководец, в нем очень сильный дух, но без силы амулета, не справиться ему с тем испытанием, что выпало ему.
— И что же это за испытание? – немного смягчившись спросил лесной охотник.
— Он сейчас в твоей родной деревне, Верхнем лагере, хочет убить лича.

Лицо Волка сменило выражение непреклонной гордости, выражением давней ненависти, он понял, что наступил час расплаты с чудовищем убившем всю его семью и обрекшим на отшельничество в лесу.

— Спасибо тебе за подарок, мудрец, но мне надо спешить, — Волк низко поклонился старцу.
— Это я должен благодарить тебя, да кланяться, только спина уже не гнется, а ты поспеши, чтобы поздно не было.

Так распрощавшись с Эйнаром, Сладой и волхвом, Волк поспешил в свою родную деревню, мстить, а также посмотреть на того кому ему будет суждено служить.

Глава 10. Верхний лагерь

Драгомир и Путята шли по дороге указанной волхвом, в Верхний лагерь. Чем дальше они продвигались, тем тише становилось в лесу, не было привычных лесных звуков, пения птиц и возни зверей, деревья становились ниже, а их ветви и корни переплетались между собой. Воины, поначалу не умолкавшие, и рассказывавшие друг другу байки из своей походной жизни, становились все более хмурыми и молчаливыми. Вся окружающая их обстановка не располагала к разговорам и шуткам, чувствовалось, что все в этом лесу пропахло смертью.

Когда друзья совсем уж было потеряли всякий ориентир, а их моральный дух падал все ниже и ниже, они вышли к деревне или, точнее, к тому, что от нее осталось. Немного приободрившись и вспомнив, зачем они сюда пришли, воины достали мечи и стали осторожно двигаться мимо остатков домов. А на них из этих домов смотрели пустые глазницы, мертвецов. Храбрецы чувствовали, что за ними наблюдают, поэтому шли внимательно оглядываясь по сторонам и прикрывая спины друг друга. Неожиданно они услышали голос, от которого веяло могильным холодом, а по спине бежали мурашки.

— Кто вы такие и зачем пожаловали в мои владения?
— Не твои это владения, лич. Ты убил всех жителей в этой деревне и превратил в живых мертвецов. Мы пришли отомстить за них. – сказал Драгомир.
— Ха-ха-ха, — рассмеялся лич, — не слышу уверенности в твоем голосе, воин, но точно чувствую тот амулет, что висит у тебя на шее, он-то мне и нужен. Отдай мне его и я вас отпущу.
— А ты попробуй забери!

Чувство близкой битвы, подняло моральный дух воинов и они ощутили вновь весь вкус жизни, это придало ему нужную силу голоса. Лич тоже почувствовал это и отдал приказ:

— Убить их!

Разом, из всех домов, повыскакивали мертвяки и кинулись в атаку, их пустые глазницы ничего не выражали, а из ртов не доносилось ни единого звука. Драгомир и Путята поплотнее стали спина к спине и начали сражение. Воины из мертвецов, были никудышные, и герои валили их одного за другим, волшебное оружие работало безотказно. Друзья бились отчаянно и уже куча тел валялась у их ног, но мертвецов было больше и руки бойцов начали уставать и вдруг они увидели, что тылы живых покойников, пошатнулись и часть из них отвлеклась, это придало им сил и они с нажимом начали наступать. Скоро от всего войска осталось не больше трех десятков, но с ними было быстро покончено. Драгомир и Путята посмотрели на своего спасителя. Это был молодой мужчина, славянской внешности и одежде этого же народа, с коротко подстриженными волосами черного цвета. Из доспехов на нем была легкая кольчуга, а оружие меч дивной работы, с гардой из переплевшихся змей, на клинке были начертаны древние руны.

— Как тебя зовут, воин? – спросил Драгомир.
— Волк.
— А меня Драгомир, это мой верный друг и летописец Путята. Ты храбрый воин, Волк. Я награжу тебя, когда вернусь к себе в деревню.
— Погоди с наградами, — оборвал его речь Волк, — сначала давай сначала с ним справимся. Драгомир и Путята обернулись, на поляну вышел громадный воин, он весь был закован в броню, а в руках держал громадный меч.
— Так-так, — произнес лич, — столько лет я искал один кусок амулета Владыка, а тут сразу два.

Друзья оглянулись на Волка, тот только плечами пожал.

— Ты убил моих родителей. Узнаешь этот меч? – Волк поднял меч. Лич отшатнулся, — Теперь настал твой черед умереть.

С этими словами Волк ринулся в атаку, лич отбивал удары один за другим. Драгомир и Путята кинулись на подмогу, но их мечи, сколько бы раз они не попадали по личу, не причиняли его доспехам никакого вреда. Тогда они решили пойти на хитрость и улучив момент просто повисли у гиганта на руках пытаясь его скрутить, чтобы Волк нанес решающий удар, но тот их раскидал, как тряпичные куклы, воспользовавшись этим мгновением Волк хотел нанести решающий удар, но лич выбросил вперед левую руку с открытой ладонью и Волк беспомощно повис в воздухе, он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Лич подошел поближе, продолжая держать левую руку вытянутой и сказал:

— Я убил твоего отца и отобрал у него этот меч, ты от меня скрылся, на тебя была накинута магическая сеть, я бы никогда не смог разыскать тебя, но ты сам явился ко мне, так умри же! – Лич занес меч, в этот момент Драгомир очнулся и увидев, что Волк опасности кинулся ему на помощь и успел отвести смертельный удар. Волк без сил опустился на землю, лич попытался также обездвижить магией и Драгомира, но на него она не действовала.

— В тебе сильна кровь титанов, кровь настоящего полководца героев, но ты все равно умрешь.

Начался бой, бой живого воина и ожившего, это был бой между самой смертью и жизнью. Драгомиру никак не удавалось найти лазейку в доспехах лича. Немного придя в себя и увидев, что Драгомир сражается, Волк попытался подняться и помочь, но силы еще не вернулись окончательно к нему. Тогда собрав всю волю в кулак Волк крикнул Драгомиру:

— Драгомир, возьми мой меч! Только он в силах убить лича!

Драгомир услышал Волка и стал, потихоньку, отступать к тому месту, где лежал Волк, но лич тоже прекрасно слышал Волка и не давал Драгомиру нагнуться и взять меч, но неожиданно монстр получил в спину толчок такой силы, что, повалился лицом на землю, пока он вставал Драгомир быстро нагнулся и схватил меч. Когда лич уже полностью встал, Драгомир был готов, монстр не успел ничего предпринять, воин одним быстрым движение снес ему голову. Безголовое тело упало на колени и стало превращаться в прах прямо на глазах вместе с доспехами, когда от него осталась только кучка пыли, ветер разнес ее и развеял, друзья увидели странный ключ. Драгомир нагнулся и поднял его. Головка ключа как будто пылала, но огонь не обжигал.

Только теперь друзья смогли перевести дух. Покинув деревню и разбив лагерь неподалеку, воины начали готовить ужин, а лес вокруг них наполнялся привычными звуками. Смерть ушла из этих мест. Вместе с возрождающейся жизнью, к воинам вернулась прежняя бодрость духа, а вместе с нею и аппетит, который за несколько дней путешествия по этом гиблым местам, слегка поубавился. За сытным ужином потек пошел разговор.

— Так ты, значит, тоже ведешь свой род от титанов? – спросил Драгомир.
— Да, эту часть амулета я ношу с детства. Мой наставник говорил, что только против целого амулета Владыка магия лича бессильна, но он пытался применить ее и против тебя, Драгомир, но на тебя она не сработала. Значит прав был волхв, — задумчиво произнес Волк.
— Какой волхв? Что он тебе сказал? – заинтересовался Драгомир.
— Да, так помог одному лесному старцу, разобраться с делами семейными, так вот он и сказал, что не мне суждено носить амулет Владыка. Поэтому я и говорю, что был прав он, на тебя магия лича не подействовала, в тебе кровь правителя течет, которая намного сильней моей. Я принял решение, — уверенно произнес Волк, снял с шеи свою часть амулета и передал ее Драгомиру, со словами, — теперь ты мой князь, а я твой верный воин и слуга. Приказывай, мой повелитель.

Драгомир протянул руку и взял цепочку, на которой висела часть амулета в виде крыла дракона, а потом вытащил свою часть, в виде ока, и соединил их вместе, по лесу амулету пробежала вспышка света и погасла. Драгомир сказал Волку:

— Спасибо, тебе, Волк. Ты отличный воин и верный друг, я рад видеть такого человека рядом с собой.

Волк низко поклонился своему князю. Потом он поведал Драгомиру, что чтобы наполнить амулет истинной силой надо попасть в пещеру дракона, но к ней ведут еще три пещеры и открывают их три ключа: Воды, Луны и Огня, и ключ Воды у него уже есть, а ключ Огня Драгомир достал из останков лича. Теперь оставалось разыскать, последнюю половинку амулета и еще один ключ.

Драгомир чувствовал в каком направлении надо двигаться и хотел выступать немедленно, но его спутники, хоть и выносливые воины, но эта битва с мертвяками порядком их вымотала. Так что решив, что утро вечера мудренее, они дружно уснули, только по очереди сменяли друг друга на посту.

Глава 11. Встреча с Михаилом

Придя в себя Михаил в первую очередь ощупал свое тело, оно все ныло от побоев и напоминало один огромный синяк. Михаил попытался восстановить события, которые привели его сюда. Это давалось ему с трудом, но картина событий постепенно вырисовывалась перед его мысленным взором.

Вчерашний вечер, Михаил направлялся с кентавру Эпофиду, как вдруг почувствовал волны силы исходящие от его амулета, он сжал его в руке и закрыл глаза. Картина, которую он увидел, очень поразила его, давний друг и соратник, сперва раб-гладиатор, на дворе его отца, потом наемник, а потом знаменитый конунг Драгомир соединял две половинки амулета, после того как он их соединил, видение пропало. Только воин подумал, что теперь обязан разыскать Драгомира, как услышал звуки битвы доносящиеся недалеко от того места, где он стоит. Не долго думая Михаил бросился туда, где как, он чувствовал, требуется его помощь.

Выбежав на небольшую поляну Михаил увидел, как огромный викинг, размахивая своим топором разгоняет толпу воинов, в которых опытный глаз, повидавшего виды Михаила, различил бандитов. За спиной викинга спрятались молодая девушка и старик. У ног воина лежало пять тел убитых им разбойников, но примерно дюжина наседала на него. Не долго думая Михаил бросился в атаку. Не ожидая удара в их тыл бандиты разделились, одна половина продолжала сражаться с викингом, другая пыталась справиться с Михаилом. Еще шесть бандитов полегли в этой битве, увидев, что расклад сил поменялся и им приходится сражаться не с одним опытным воином, а с двумя, они начали отступать, еще б небольшой нажим и шакалы разбежались бы по кустам, но тут за спиной двух смельчаков послышался голос, который приказал им бросить оружие. Очень удивившись Михаил и викинг обернулись и увидели, что к горлу старика и девушки было приставлено по ножу, а ножи в руках держал бандюган с длинной спутанной бородой и одним глазом. Двинувшиеся было к нему богатыри, сразу же остановились, когда по шее девушки побежала тонкая струйка крови. Викинг первым бросил свой топор, Михаил чуть поколебавшись последовал его примеру, разбойники стоявшие у них за спиной тут же набросились и начали их избивать ногами, если б не добротные доспехи, Михаил вряд ли б отделался синяками и ссадинами, викинга спасло его могучее телосложение. После очередного удара Михаил потерял сознание и очнулся уже в этом сарае.

Так была восстановлена вся картина событий. Оглянувшись, Михаил обнаружил в дальнем углу скованного цепями викинга. С трудом встав на ноги грек подошел к великану:

— Как тебя-то хоть зовут? – спросил Михаил у викинга.
— Эйнар, — ответил тот.
— А меня Михаил. Что это за место, Эйнар?
— Это деревня Ловье, здесь одни бандиты и беглые преступники живут.
— Как же ты знал о такой опасной деревне и отправился в поход только с девкой и старцем?
— Да, тут такая история произошла, — Эйнар поведал Михаилу о побеге Слады, стычки его воинов с Волком и о том как все разрешилось, — видно мстят мне мои воины, что я не погиб вместе с ними.
— Не печалься, друг, выберемся. Еще и не из таких передряг выбирался.

Только Михаил это сказал, как дом ворвались два воина, а еще двое с копьями стерегли Эйнара, потому что даже в цепях тот оставался очень грозным противником, Михаила скрутив вывели из сарая и повели в дом. Затащив его в дом, конвоиры просто бросили тело на пол.

— Что ж вы так с гостем обращаетесь? – Михаил узнал этот голос, а подняв голову, узнал и хозяина голоса, это был одноглазый бандит, который хитростью заставил их сдаться. – Посадите его на стул.

Подхватив Михаила под руки, его усадили на стул.

— Я не представился, — с иронией сказал атаман, — меня зовут Вепрь. Теперь по этикету ты должен представиться.
— Я с тобой могу говорить только по этикету меча, — огрызнулся Михаил.

Вепрь только расхохотался. Подойдя к столу, он взял часть амулета и подойдя к пленнику сказал:

— Я знаю, что это часть амулета Владыка, который обладает огромной силой. Ты один из потомков титанов. Скажи, где остальные части амулета и я тебя отпущу.
— Такой шакал как ты не достоин носить этот амулет, — Михаил с презрением сплюнул на пол.

Атамана явно не удовлетворил такой ответ.

— А ну-ка влейте в него зелье правды, — приказал он своим подчиненным. Те тут же принесли кувшин, от него исходил дурманящий запах, который наполнял всю комнату. Двое разбойников схватили Михаила за руки, третий держал его рот открытым, пока ему вливали это зелье.
— Хватит. Теперь подождем несколько минут.

Перед глазами Михаила все поплыло, голова закружилась, а звуки слышались как будто через густую вязкую жидкость. Вепрь подошел к воину и задал вопрос:

— Кто ты такой?
— Меня зовут Михаил, мой отец великий полководец Мифодий, — отвечал Михаил, так будто выпил до этого кувшина два крепкого вина.
— Что ты здесь делаешь?
— Ищу части амулета Владыка и три ключа Воды, Луны и Огня, где они находятся, мне должен был сказать кентавр по имени Эпофид.
— Зачем тебе эти ключи?
— Чтобы открыть пещеру с драконом, который наполнит амулет истинной силой.
— А разве если его соединить, он не дает огромную силу? – похоже атаман был озадачен.
— Дает, но не полную, ее не хватит, чтобы поднять летающий остров титанов.
— Где находятся оставшиеся две части амулета?
— Тот кто ими владеет скоро будет здесь.

Как будто в ответ на его слова снаружи донесся крик:

— Пожар! Пожар!
— Стерегите его, — бросил Вепрь выбегая во двор. Двое стражников остались сторожить Михаила.

Выбежав из дома Вепрь увидел, что половина из домов в огне, люди мечутся, поднося воду и стараясь утихомирить пламя. Он также увидел что между людей мечутся тени и после того как они промелькнут то там, то там обязательно останется один труп. Сообразив, что пожар лишь отвлекающий маневр, атаман бросился организовать людей на поиски нападавших.

Тем временем в доме Михаил пришел в себя, это зелье оказало на него странный эффект исцеления и он чувствовал себя отдохнувшим и полным сил. Делая вид, что на него еще действует зелье, он стал раскачиваться на стуле, пока не упал на пол лицом вниз. Когда один из охранников наклонился, чтобы его поднять, Михаил рванулся вперед толкая бандита, тот падает и сильно бьется спиной об пол. Второй тут же атаковал воина, Михаил схватил стул и начал обороняться, нанося очередной колющий удар, меч разбойника пробил сиденье стула, Михаил воспользовался этим и резко провернул стул, тем самым обезоружив нападавшего, увидев, что первый приходит в себя и поднимается, он с силой опустил тяжелый табурет на его голову, не выдержав такого удара и табурет, и голова развалились. Второй, нашел в доме еще один меч и бросился в атаку, но не продержался долго против опытного бойца. Михаил обыскал дом и нашел весь свой доспех и оружие. Также он нашел топор Эйнара, облачившись в доспехи и повесив за спину топор, он выбежал на улицу. В деревне творилось, что-то невообразимое, дома горели, а между домов лежали трупы. Повсюду рыскали отряды бандитов. Запомнив, где находится сарай, в котором их держали, Михаил бросился к нему, попутно молясь всем богам, чтоб его не подожгли. Прибежав, воин вздохнул с облегчением, сарай не был тронут огнем. Распахнув двери Михаил увидел, что его друг хорошо держится на ногах и готов к бою, он разрубил цепи и отдал Эйнару его оружие.

— Надо найти Сладу, — сказал Эйнар Михаилу.
— Но где нам ее искать?
— Надо спросить у местных, — хищно улыбнулся викинг.

Друзья вышли из сарая и тут же попали в гущу событий. На них разом навалилось человек семь, но они очень быстро утихомирились, под дружной обороной двух богатырей. От одного, еще дышавшего, разбойника Эйнар узнал, что его невесту держат в доме с остальными пленницами недалеко от этого сарая. После допроса он благополучно отправился к праотцам. Хоть идти было и не далеко, всего четырьмя домами выше, путь пришлось усердно прокладывать мечом и топором. Почти дойдя до нужного дома, Эйнар и Михаил столкнулись с еще одним противником. Он был один и решив, что быстро с ним справятся, друзья дружно на него навалились, но тот оказался слишком умелым воином, но Михаилу показалось, что-то очень знакомое в технике его боя, проведя серию атак и окончательно убедившись в своей правоте, Михаил остановился, прекратил атаку и его противник. Оба сняли шлемы и радостно обнялись. Эйнар был совсем сбит с толку, Михаил повернулся к нему и сказал, что позже все объяснит. Освободив Сладу, друзья на время расстались, Эйнар и Слада направились в лес, чтобы там укрыться, а Драгомир, думаю вы уже догадались что это был он, и Михаил направились на поиски Вепря, чтобы забрать у него амулет. По пути они уничтожали отряды разбойников, так обойдя все закоулки и дома, встретившись с Путятой и Волком, они не нашли атамана. Оставшиеся разбойники разбежались, их было не много, но одного воинам удалось изловить и выпытать куда подевался Вепрь. Выяснилось, что атаман сбежал, и сбежал, скорей всего в деревню Черный бор, там у него двоюродный брат староста. Отпустив разбойника на все четыре стороны, друзья направились в лес, где их ждали Эйнар и Слада. Благоразумно решив, что разбойники, могут быстро очухаться и отомстить, они решили уйти подальше от деревни, заметая за собой следы. Наконец они нашли спокойное место и разбили лагерь.

Волк развел костер и занялся приготовлением ужина, а Путята куда-то незаметно исчез. Эйнар и Слада отошли в дальний уголок и девушка тихо плакала на плече гиганта. Михаил же обрушил на Драгомира целый град вопросов, остановив этот поток, Драгомир решил начать с того момента как он соединил две половинки:

— После того как я соединил две половинки, я вдруг почувствовал в каком направлении надо двигаться и мы хотели было двигаться, но у нас был очень тяжелый бой, — Драгомир рассказал о Верхнем лагере, — и мы остановились на ночь. Потом мы двигались в твоем направлении, но на одной из полян след оборвался. На этой же поляне мы нашли истекающего кровью волхва. Он рассказал нам, что на вас напали разбойники и захватили его тестя Эйнара, дочь Сладу и воина, который помогал им. Рассказал он, как вас обманом взяли в плен, а после того как вы сдались, атаман вонзил ему в спину нож и бросил умирать. Мы перевязали его раны и оставили на той же поляне. Путята сейчас отправился за ним.
— Надеюсь он выживет, — сказал Михаил. К месту стоянки отряда вышел Путята, он помогал идти раненому волхву. Увидев своего отца Слада бросилась ему помогать.

Полюбовавшись сценой счастливого соединения семьи, Драгомир и Михаил вернулись к своему разговору.

— Драгомир, мне предсказывали, что не мне суждено владеть амулетом, а тот кто будет его владельцем, это мой друг. Теперь после твоего рассказа и после виденного мною, я готов отдать тебе свою часть амулета и служить как князю, — с этими словами Михаил встал и поклонился Драгомиру.
— Как странно складывается судьба, — задумчиво произнес конунг, — мне суждено владеть амулетом, но каждая его часть приходит ко мне со стороны.
— Это испытания, которые определяют достаточно ли ты силен, чтобы владеть подобной вещью и править Лесной страной.
— Ты прав, друг. А теперь давай поужинаем, а то у меня уже желудок сводит от запахов идущих от костра.

Завершив ужином этот длинный и кровавый день, отряд лег отдыхать и набираться сил для охоты, охоты на Вепря.

Глава 12. Охота на Вепря

Прибежав в Черный бор, Вепрь рассказал своему брату, старосте деревни Гилли, о том что его деревня разорена неизвестными врагами и ему надо убежище.

— Так это тебе мстят, братишка. Сколько народу ты обобрал и загубил, — сказал Гилли.
— Вот за что они сожгли мою деревню и положили моих ребят, — Вепрь показал Гилли амулет.
— Из-за этой безделушки столько шума, — Гилли очень удивился.
— Если найти недостающие части и соединить их вместе, то можно стать обладателем громадной волшебной силы и это откроет путь к богатству и власти.

От слова богатство у Гилли загорелись глаза, он всегда доверял брату, ведь тот делился с ним награбленным добром, чтобы он не рассказывал о местонахождении деревни разбойников, так что и в этот раз Гилли поверил брату и укрыл его.

На следующее утро в деревню пришли два путника, здоровенный викинг и воин поменьше ростом и в диковинных доспехах, которые не носили ни греки, ни славяне, ни викинги. Они остановились на постоялом дворе и заказали славный завтрак, денег гости не жалели. Позавтракав, тот воин, что был поменьше, внешностью он напоминал грека, спросил где можно найти старосту. Получив точные указания направления, воины направились к дому старосты. Подойдя, грек постучал в двери. Ему открыла жена старосты и спросила.

— Что случилось? Вы кто такие будете?
— Мы, хозяйка, послы от очень богатого купца и нам срочно надо переговорить со старостой деревни.

Тут появился хозяин и сказал:

— Проходите, гости дорогие. Жена, принеси-ка меду.
— Спасибо, за гостеприимство, но мы не надолго и по делу, а когда дела обсуждаем, то не пьем.

Сев за столом грек начал разговор:

— Так вот мы послы от очень богатого купца, он хотел бы водить этой дорогой свои караваны, да боится, что здесь лютует целая деревня разбойников, а возглавляет их атаман по кличке Вепрь.

Сообразив, что подобный караван может принести кучу прибыли его деревне, Гилли постарался успокоить послов:

— Так недавно разорили ту деревню, кого не прикончили, те разбежались.
— Да, мы тоже слышали об этом, потому и пришли.
— Так чего ж боится ваш хозяин?
— Поймали одного из разбойников, из той деревни, так он сказал, что сбежал Вепрь и что может у тебя укрываться, потому как двоюродные братья вы.
— Упаси вас, — староста похолодел и неприятные мурашки побежали по спине, — разве я похож на человека, который будет общаться с бандитами. Да, если он мне попадется, сам за ноги подвешу, — с преувеличенной злостью сказал Гилли.
— Что ж, я вижу ты честный человек. Сегодня мы переночуем, а завтра отправимся обратно и доложим своему господину, что путь чист.

Гости удалились, оставив старосту в раздумьях. Ведь караван проходящий через его деревню, давал реальный доход, нежели мифический амулет. Поэтому он всерьез подумывал, чтобы выдать Вепря, но с другой стороны, если это была просто месть Вепрю за его разбой, то он вряд ли стал бы выдумывать историю про амулет, а просто попросил убежища, на несколько дней и скрылся б в неизвестном направлении. Тогда Гилли решил все рассказать Вепрю.

— Грек, говоришь, а с ним здоровенный викинг. Это мои бывшие пленники. Когда грек сказал, что хозяин двух других половинок амулета, скоро сам явится и начался погром моей деревни. Значит это шпионы их надо схватить и выпытать, где те кто устроил нападение на мою деревню.
— Они сказали, что останутся на ночь, а утром уйдут.
— Отлично, — атаман довольно потирал руки, — возьмем их на постоялом дворе, когда будут спать.

На том и порешили. Ночью с десяток теней промелькнуло в доме постоялого двора. Выстроившись перед дверью комнаты, где отдыхали гости, они навалились на дверь и хотели было вязать сонных воинов, но там никого не оказалось. Неожиданно в дверях выросла громадная фигура с не менее внушительным топором, а одна из кроватей была подкинута вверх и из под нее показалась еще одна фигура воина, закованного в броню. Ночные гости не ожидали, что попадут в такую коварную ловушку, на них не было доспехов, да и серьезного оружия никто не захватил, а если б даже захватил, то каждый понимал, что шансов маловато, справиться с двумя опытными воинами. Толпа постепенно отступала, пока спинами не прижались к стене, а воины молча стояли и эта молчаливость их пугала намного больше, чем бой. Наконец воин, который был поменьше заговорил, его голос звучал глухо из под шлема:

— Кто вас послал?
— Староста деревни, Гилли.
— Зачем?
— Сказал, что вы вражеские шпионы, из деревни Ловье, хотите узнать нашу обороноспособность, а потом напасть и подчинить себе.
— И вы поверили в эту чушь? – спросил гигант.
— Он же староста, ему виднее.
— А кроме нас не было у старосты гостей? – снова начал задавать вопросы первый воин.
— Был, — сказал один из пойманных жителей деревни, — такой одноглазый. Странный тип, кто-то говорил, что это вроде сам Вепрь, атаман разбойников из деревни Ловье, но староста у нас хороший, не стал бы он якшаться с разбойником-братом.
— Эх, вы, дурачье, — сказал грек, — у вас под боком целая деревня разбойников, если б они хотели, то давно б уже разорили вашу деревню. С вами все ясно, а вот старосту придется наведать еще раз, не зря я почувствовал, что врет он.

Старосту разбудило прикосновение холодной стали к его подбородку:

— Тссссс, — Михаил приложил палец к губам, — попробуешь закричать, перережу глотку и глазом не моргну. Где Вепрь прячется?

Реальная угроза жизни заставила Гилли говорить:

— В соседней комнате.
— Окна там есть?
— Нет.
— Отлично. Эйнар, сторожи его, — сказал Михаил, а сам на цыпочках стал красться в соседнюю комнату.

Зайдя в комнату Михаил хотел взять Вепря спящим и только он подумал об этом как получил сильный удар по затылку, а Вепрь выбросив полено, выбежал в комнату, где его тут же поймал Эйнар. Оставшийся без присмотра староста схватил меч и кинулся на викинга, Эйнару, чтобы защититься, пришлось взяться обеими руками за секиру, тем самым он отпустил Вепря. Вепрь выбежал на улицу и пытался скрыться в лесу, как вдруг что-то сдавило его горло и дернуло назад, ощупав шею, он обнаружил на ней аркан, этот аркан не давал ему даже голову поднять. Тем временем из дома выбежал староста, он убегал от Эйнара, заодно шумом поднимая на ноги всю деревню. Мужчины выбегали с оружием в руках и наблюдали следующую картину. Возле дома старосты лежит человек, на его шее аркан, конец аркана держит воин, высокий худощавый, но сложенный из одних только мускулов, рядом с воином стоят еще двое, намного внушительнее, староста в одной ночной рубашке и с мечом в руках наблюдает как из дома появляется гигантская фигура викинга, а следом за ним держась за голову и пошатываясь выходит грек.

— Взять их! – кричит Гилли.
— Стоять! – перед толпой с поднятыми руками становится один из двух воинов.

Доспехи на нем очень добротные, черты лица викинга, такая же кожа, загоревшего моряка, но цвет волос русый, а вместо бороды густые усы.

– Я – конунг Драгомир. И я повелевая вам остановиться. Эти два человека вступили в преступный сговор. Тот что на земле, атаман Вепрь, а его двоюродный брат и ваш староста Гилли, покрывал его.
— Чем докажешь? – спросил Гилли.
— Вот чем, — Драгомир поднял правую руку с ладонью согнутой в кулак, на указательном пальце красовался перстень, на котором в сложном узоре переплелся морской змей. Все знали, что подобный перстень мог носить только Сигвард, в этой деревне его хорошо знали. Против этого нечего было возразить, – кто-то хочет это оспорить?

Ответом ему служила тишина. Подойдя к Вепрю он сорвал с его шеи амулет и сказал:

— Ты не достоин даже, чтобы умереть достойно, не то что носить вещь дарующую мощь ни с чем не сравнимую.

Драгомир достал свою часть амулета и поднес оставшуюся третью часть, когда все три части соединились, вся деревня озарилась таким ярким светом, которого они никогда еще не видели, все присутствовавшие отвернулись, только Драгомир смотрел, а потом свет ушел, всосался обратно в амулет. Окончательно убедившись, что перед ними не просто конунг, а великий князь, жители деревни преклонили колени.

— Встаньте, — сказал Драгомир, — я рад что вы понимаете, где настоящий князь, а где проходимец.
— А что делать с этими, князь? – спросил кто-то из жителей, интересуясь судьбой двух братьев.
— Повесить где-нибудь в лесу.

Приказ тут же был выполнен. Утром четырем воинам снова надо было отправляться в путь. Теперь им оставалось добыть только ключ Луны и они знали где его искать или хотя бы начать, это был кентавр Эпофид. Эйнар горел желанием отправиться вместе с ними, на что Драгомир ответил:

— Эйнар, дружище, ты столько сделал для нас, для меня. Оставайся в этой деревне, будь ее старостой.
— Это приказ, мой конунг?
— Нет, просто дружеская просьба, если захочешь ты можешь и отказаться.
— Я с радостью принимаю твое предложение, — сказал Эйнар и поклонился Драгомиру.

На столь радостном событии герои продолжили свой путь.

Глава 13. Кентавр Эпофид

Отряд направлялся к кентавру Эпофиду. Михаил сказал, что живет кентавр возле деревни Бережки. Это мирная деревенька, населена наполовину викингами, наполовину славянами. Шли они быстро, приключений пока что, не случалось никаких и воины немного заскучали, их сердца требовали битвы. Но битв так и не случилось за время похода. Придя в деревню Бережки друзья видели светящиеся счастьем лица людей, которые не ворчали и не ругались по всякому поводу. Каждый был рад приветствовать гостей. Еще одну особенность данного села подметил опытный глаз воина, у жителей совсем не было оружия, даже самой паршивой дубины, не было ни у кого. Хоть местные жители и не вызывали подозрений, воины не хотели расслабляться.

Драгомир и его спутники зашли в харчевню, чтобы немного подкрепиться, а за одно узнать, что это за дивное место.

Когда хозяин начал перед гостями расставлять еду, Драгомир спросил его:

— Хозяин, скажи-ка, а почему у вас все такие счастливые, ни одного хмурого лица?
— Потому что мы живем в мире друг с другом и природой, а земля, лес и река дают нам обильное количество еды, — с улыбкой ответил хозяин.
— А почему у вас ни у кого нет оружия?
— Оно нам не надо.
— Как же вы обороняетесь от лихих людей, лесных монстров?
— Нас магия охраняет.
— Чья магия?
— Древняя, титанов. Она определяет, кто с плохими намерениями, кто с хорошими. Вот вы, например, прошли, значит вы хорошие люди.
— А откуда эта древняя магия исходит?
— Кентавр Эпофид нас охраняет.

Воины переглянулись, а Драгомир продолжал свой расспрос:

— А где можно найти Эпофида?
— Это знает только волхв Ивар. Мы ему приводим девушек, а он отводит их к Эпофиду. Девушки это плата за охрану нашей деревни.
— Что ж он делает с этими девушками? – спросил Драгомир нахмурив брови.
— А то ты не знаешь, что делают с молодыми девками? – ответил вопросом на вопрос хозяин и подмигнул опешившему воину.
— А где волхва найти?
— Идите на север, там возле ручья найдете его.

Не став мешкать отряд отправился к волхву. Они нашли его достаточно быстро. Ивар сидел на скамейке возле своей избы и перебирал травы, заметив приближавшихся к нему вооруженных людей, он не показал и капли страха. Наоборот встал отложил в сторону травы и поприветствовал гостей:

— Добрый день, молодцы. Зачем пожаловали?
— Дело есть у нас к тебе, старец, — сразу начал разговор Драгомир, — в долгу не останемся.
— Что за дело? – с не сходящей улыбкой спросил Ивар.
— В деревне нам сказали, что ты знаешь кентавра по имени Эпофид. Нам очень надо попасть к нему.
— Уж не за ключом Луны ты пришел, Драгомир?
— За ним самым, – нисколько не удивившись, ответил воин.
— Ну, что ж я отведу вас к нему. Но… вы должны выполнить одно мое задание.

Соскучившиеся по приключениям и битвам воины не долго думали и сразу же дали свое согласие. Старец дал им следующее задание – достать перо Жар-птицы. Задание было не из легких и воины немного приуныли, что так сходу согласились, но Ивар успокоил их:

— Жар-птица очень любит сушеные финики, у меня есть несколько штук. Живет она недалеко от моей избы, идете вверх по течению ручья, а там увидите, как будет лес меняться и услышите дивное пение. Выйдете на поляну и оставите фрукты, но просто так вы не возьмете ее в руки, очень уж горяча птаха. Для этого у меня есть волшебная рукавица. Когда вырвете перо, не несите его просто в руке, аккуратно заверните в рукавицу, иначе оно истлеет.

Получив инструкции, перчатку и фрукты отряд отправился добывать перо Жар-птицы. Шли они вдоль ручья, лес действительно стал меняться, стал очень красивым, пышным, а люди услышали еще издалека дивное пение. На несколько минут богатыри остановились, чтобы послушать эту мелодию, никакой соловей так не поет. Первым в себя пришел Драгомир и стал подгонять остальных, так они вышли на поляну. Выйдя на центр поляны, Драгомир оставил сушеные финики, а перчатку доверил Волку, как опытному охотнику и самому ловкому из всего отряда, который сможет тихо подкрасться к птице и быстро выдернуть перо. Остальные с арканами сели в кустах, на всякий случай, если вдруг птица испугается и захочет улететь, им надо было всего несколько секунд. Когда все было готово и все взгляды были прикованы к центру поляны.

Прошло уже пару часов, а птицы все не было, люди уже притомились ждать, как вдруг сверху опустился огненный шар, среди всего этого пламени можно было различить хвост, крылья, эта птица была великолепна. Такому размаху крыла позавидовал бы орел. Заметив финики Жар-птица начала их клевать, не замечая как к ней приближается фигура человека.

Волк вылез из укрытия и начал очень быстро и бесшумно приближаться к животному. Даже зоркие глаза опытных воинов не могли различить его быстрые передвижения, он даже не бежал, а как будто скользил. Когда он приблизился и уже был готов схватить перо, Жар-птица закончила свою трапезу и собиралась улетать, тут с трех сторон вылетели арканы и схватили ее за лапы, не давая взлететь. Долго б они ее не удержали, так как веревки очень быстро начали дымиться и перегорать одна за другой и, когда оставалась одна последняя, Волк прыгнул и вырвал перо, а Жар-птица взмыла в небо. Волк вывернул рукавицу и затянул ремешок, потом надежно закрепил мешочек у себя на поясе. Похлопав мешочек, Волк улыбнулся и направился было к друзьям, как сверху огненным шаром на него обрушилась Жар-птица, Волк едва успел отпрыгнуть в сторону, на том месте где он стоял осталось выжженное пятно земли. Видя, что их товарищ в беде, воины схватили луки и стали выпускать стрелы одну за другой, но все они просто сгорали, даже не долетев до цели.

А тем временем Жар-птица все атаковала и атаковала Волка. Видя, что делу так не поможешь, Драгомир вдруг выбежал на поляну и закрыв собой Волка, достал амулет и когда птица хотела было добить свою жертву, остановилась. Драгомир держал амулет в левой руке, а Жар-птица парила от него всего в нескольких сантиметрах и, он чувствовал исходящий от нее жар, но рука не покрывалась волдырями.

Повисев в воздухе еще какое-то время Жар-птица взмыла в небо. Больше ее атаки не повторялись.

Вечером воины вернулись к волхву и принесли перо. Волхв улыбнулся, взял перо и приказал воинам ждать, а сам отправился в избу и заперся там. Еще несколько томительных часов прошли в ожидании. Тут у Путяты возникла мысль, которую он высказал в слух:

— Волхв обманул нас. Предлагаю, выломать дверь и заставить волхва отвести нас к кентавру.

У других были схожие мысли и когда все были готовы к решительному штурму избы, дверь распахнулась, а на пороге стоял старец и держал кувшин.

— Перо это надо было для снадобья, — начал без предисловий Ивар, — которые мы отнесем Эпофиду. Я скажу, что это вы мне помогли его сделать и добыть самый важный компонент. Взамен ты, Драгомир, попросишь у него ключ.
— Ну, что ж, — произнес Драгомир, положив могучую руку на маленькое плечо старца, — ты оказался не таким уж плохим, как было тут, мы подумали. И рассмеялся. От этого смеха у Ивара побежали мурашки по спине, потому что он понял, появись он на пару секунд позже и, все могло бы закончиться не так мирно.

Конфликт был улажен и волхв повел отряд к кентавру. Путь оказался не близкий, пришлось даже заночевать. Только к полдню отряд вышел к пещерам. Место было далеко не из самых приветливых. Вокруг были одни скалы, да камни. Подойдя к пещере, Ивар громко позвал кентавра:

— Эпофид! Эпофид! Эпофид!

На его зов из пещеры вышел сам кентавр. Он был огромен, полтора человеческого роста, с длинными седыми волосами, и такой же бородой. Но лицо его было молодым, глаза глядели зорко и цепко, брови нахмурены. Торс состоял из одних мускулов, один бицепс был размером с бедро взрослого мужчины. В руках он держал внушительных размеров топор, а на поясе, вдоль лошадиной части туловища, был закреплен огромный, длинный меч. Всем своим видом он внушал ужас, сражаться с таким это чистой воды самоубийство.

— Зачем пожаловал, старец? – сердито спросил Эпофид.
— Вот снадобье тебе принес, — заискивающе ответил тот.
— Неужели, — голос практически не изменился в своей интонации, но в нем едва проскользнула нотка радости. Схватив своей лапищей кувшин, он вмиг опорожнил его, а потом радостно встал на задние ноги и сказал, — я чувствую, как наполняюсь силой!
— Куда ж ему еще больше силы? – едва слышно шепнул на ухо Путяте Михаил.

Кентавр услышал его и наконец-то обратил взгляд на воинов. Увидев вооруженных людей, Эпофид сердито спросил:

— Кто это такие?
— Эти богатыри помогли мне в приготовлении снадобья и добыли самый важный компонент.
— Раз так, то я перед ними в вечном долгу, — смягчив свой голос, сказал Эпофид. – Чего хотят добрые вои?
— Ключ Луны, — сказал Драгомир, — ведь он же у тебя.
— Да. Он у меня.
— Так отдай мне его, добрый кентавр Эпофид.
— А достоин ли ты его?

Вместо ответа Драгомир достал полностью собранный амулет Владыка. Внимательно осмотрев амулет, кентавр одобрительно кивнул головой и достал из одного из мешочков висевших у него на поясе ключ. Головка ключа была сделана в виде луны и светилась мягким лунным светом. Он вручил этот ключ Драгомиру. Драгомир принял этот дар и низко поклонился кентавру.

— Куда ж нам теперь? – спросил Драгомир у Эпофида.
— Туда. В пещеры. – И указал на вход в пещеру своей секирой.
— А как мы найдем путь?
— Я проведу до первых врат. Это будут врата пещеры Воды, а дальше не заблудитесь. Амулет подскажет.
— Веди нас, — уверенно сказал Драгомир.

Глава 14. Путь к пещере Дракона

Эпофид вел воинов сквозь лабиринты пещер. Когда воины хотели приготовить факелы, он заверил их в том что факелы не потребуются. Он был прав. Стены пещер светились мягким синеватым светом. Отвечая на не высказанный вопрос, Эпофид поведал друзьям следующее:

— Это подвальные помещения некогда величайшего замка построенного титанами. Время не пощадило здание. В последние годы, перед самым закатом своей цивилизации, титаны воздвигли врата и назвали их врата Огня, Воды, Луны и поселили за тремя замками, дракона, который должен наделить амулет полной силой. Вот мы и пришли. – Сказал Эпофид, останавливаясь перед воротами, которые достигали потолка пещеры, а это метров десять в высоту. Дерево, из которого были сделаны ворота не тронула гниль и влажность пещер, а железо, которым они были оббиты не показывало и следа ржавчины. В самом центре ворот была замочная скважина. Достав ключ Воды, Драгомир подошел к воротам и решительным движением вставил ключ. Дважды провернув ключ в скважине, Драгомир отошел. Несколько мгновений ничего не происходило, но потом ворота дернулись и начали медленно открываться. Ни единого скрипа, створки разошлись мягко, как будто не было этих столетий.
— Дальше я с вами не смогу идти. Амулет поведет вас. Будьте на чеку, в этих подземельях живут разные чудовища. Удачи вам.
— Спасибо тебе, — сказал Драгомир и решительно переступил порог. За ним последовали остальные.

Отряд двигался вперед, амулет действительно подсказывал дорогу. Воины были на чеку. Щиты сняты, мечи в руках. Неожиданно из всех щелей полезли гигантские черви. Завязался жестокий бой. Так отбиваясь и продвигаясь постепенно вперед, отряд дошел до следующих ворот, ворот Огня. Так же внезапно как напав на них, так же внезапно черви исчезли, а Драгомир открывал ворота.

Вновь отряд шел через пещеру и амулет вел их. Снова на них напали теперь уже ожившие мертвецы. Однако их атаки не были беспорядочны, кто-то ими управлял. Зоркий глаз Волка заметил в темном углу знакомую фигуру, он тут же узнал ее – это был лич. Правда не тот, которого они прикончили в его родном селении. Волк сказал об этом Драгомиру. Драгомир уловил его мысль и приказал Михаилу и Путяте подналечь и расчистить путь Волку. Так и было сделано. Волк быстро пересек пещеру и напал на лича. Тот не ожидая такого стремительного нападения отвлекся от управления своими воинами и потерял над ними контроль их нападения стали беспорядочными и трое воинов легко с ними справлялись, а когда Волк прикончил лича, то и все мертвяки просто рухнули на пол пещеры, да так и остались лежать.

Путь к вратам Луны был открыт. Врата открыты и воины переступают через порог последней пещеры отделяющей их от источника древнего могущества.

Готовые к любой неожиданности, воины не спеша и очень осторожно двигаются через пещеру. Мимо носятся тени, а рычание этих теней постепенно нарастает окружая маленький отряд смельчаков. Наконец из тени выходит первая фигура и друзья могут рассмотреть своего врага. Приземистое тело, полусогнутые ноги, длинные свисающие до пола руки, которые заканчиваются острыми когтями. Шеи практически нет. Морда, сплошной звериный оскал.

— Ичетники, — выдохнул Путята.

Только он это сказал как монстры кинулись в атаку. Они были очень стремительны. Добрые доспехи спасали жизнь каждого из отряда, если б не они, то уже б и отряда не было бы. Так очень медленно, шаг за шагом продвигался отряд к заветным дверям. Когда ж они достигли ворот, то стали перед задачей как их открыть, ключа-то нет, но что-то надо было очень срочно делать, потому что ичетники наседали со всех сторон. Неожиданно Драгомир заметил углубление в виде формы амулета, он быстро достал и приложил амулет к этому углублению. Ворота открылись и друзья сразу же забежали в следующую пещеру. Ичетники остановились на пороге и только злобно рычали и щелкали зубами.

Пещера была просто огромна, не было видно ни потолка, ни стен. В пещере царил полный мрак, на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Но Драгомир поднял руку, амулет светился, его света было достаточно, чтобы освещать все на многие метры вокруг.

Воины немного огляделись и застыли в изумлении, на них смотрел громаднейший дракон, он занимал всю пещеру. Его тело было покрыто золотой чешуей, перепонки на крыльях напоминали шелк, золотые рога уходили в высь, громаднейшая лапа могла б накрыть собой десять взрослых быков. Золотые глаза смотрели на жалких людишек. Громовой голос спросил:

— Кто осмелился разбудить дракона, хранителя силы амулета Владыка?
— Я – Драгомир. Могущественнейший из конунгов, повелитель амулета Владыка. – Драгомир смело шагнул к дракону, на вытянутой руке он держал амулет.

Дракон наклонил голову и внимательно рассмотрел амулет, потом Драгомира.

— Да, в тебе чувствуется сила и крепкий дух. Я вижу, ты прошел не мало испытаний, они не сломили тебя, а наследники героев, которым были доверены части амулета, не пожелали управлять этой силой и отдали, добровольно свои части тебе. Что ж, я принял решение. Драгомир, сын Сигварда, ты достоин владеть амулетом Владыка и управлять все его силой.

После этих слов дракон взмыл в воздух, вытянул шею, хвост, сложил крылья, превратился в одну светящуюся стрелу и устремился вниз, по мере того как он снижался, стрела уменьшалась в размере, пока не достигла длины обычной стрелы и не вонзилась точно в центр амулета. Драгомир продолжал держать амулет в руке, у амулета вдруг выросли ножки, напоминавшие когти дракона и амулет сам замкнулся на правом запястье Драгомира. Несколько минут Драгомир стоял неподвижно, пока сила растекалась по его телу, от этого ощущения древней силы Драгомир закрыл глаза. Обеспокоенные состоянием своего князя, воины приблизились к нему, в этот момент Драгомир открыл глаза, они больше не были карие, а имели золотистый цвет, как цвет чешуи дракона.

— Пора выбираться из этих пещер и строить новое государство, — сказал Драгомир своим верным подданным.

Успокоившись, что с князем все в порядке, все трое радостно поддержали его в том, что пора выбираться.

Ичетники все еще были у входа в пещеру. Подойдя ко входу, Драгомир сжал обеими руками рукоять меча и стремительно кинулся в атаку, такой скорости и сокрушительной силы еще никто из воинов не видел. Драгомир сделал в одиночку, то что не смог бы сделать и десяток опытнейших воинов.

Когда все четверо вышли из пещер, их приветствовал Эпофид:

— Вижу, вам таки удалось добраться до пещеры с драконом.
— Да. – ответил Драгомир.
— Какие теперь у тебя планы, великий князь? – без тени насмешки спросил Эпофид.
— Объединю все три народа. И будет Лесная страна процветать. Не будет работорговли и ненависти между всеми тремя народами.
— Хорошие у тебя намерения, Драгомир. Но как ты это осуществишь? – задумчиво потирая подбородок, спросил Эпофид.
— Амулет мне подсказал, что в землях клана Желтой собаки, точнее в самом центре столицы, под замком хана, захоронен летающий замок. Там много тайн и секретов. Думаю в этом ключ к победе.
— Браво, — сказал кентавр и захлопал в ладоши. – Драгомир, лучшего князя Лесной стране не сыскать. В добрый путь.

Поклонившись кентавру, Драгомир и трое его спутников отправились в Старый лагерь, предстояло столько всего сделать, для того, чтобы отправиться в поход в земли клана Желтой собаки и овладеть могуществом, способным объединить всю Лесную страну.

Конец. Орфография оригинала соблюдена.

Реклама
Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Create a website or blog at WordPress.com

%d такие блоггеры, как: